Буддизм в Китае: от индийских традиций к чань

Главная страница » Китай » Философия и культура Китая » Буддизм в Китае: от индийских традиций к чань

Буддизм оказал огромное воздействие на философию и культуру Китая. Здесь сформировался особый тип буддизма, который впитал в себя многие элементы даосизма и традиционной китайской культуры. Он входит в число «трех учений» сань цзяо 三教.

Будды

Будды прошлого, настоящего и будущего. Монастырь Линъиньсы, Ханчжоу

Становление буддизма в Китае

В I в. н.э. из Центральной Азии по Великому шелковому пути в Поднебесную прибыли первые буддийские миссионеры. В 64 году недалеко от Лояна был основан монастырь Баймасы 白马寺 (Монастырь Белой лошади): согласно преданию, первые буддийские сутры были привезены в Китай на лошади белой масти. Первыми легендарными буддийскими миссионерами в Китае считаются Кашьяпа Матанга и Дхармаракша.

Условно период становления буддизма в Китае можно разделить на три этапа:

  1. Проникновение буддизма в Китай (I в. — первая половина II в. н.э.).
  2. Ознакомление китайцев с буддизмом через переводную буддийскую литературу (II — начало V вв.).
  3. Формирование в Китае собственных буддийских школ (V-VI вв.).

На первых порах своего существования в Китае буддизм столкнулся со многими трудностями. Прежде всего, сказывалось традиционное недоверие китайцев ко всему иноземному. В трактате «Мэн-цзы» говорится:

Я слышал, что варвары изменялись [под влиянием] Китая, но я еще не слышал, чтобы варвары изменяли [что-либо] в Китае.

Вплоть до падения династии Хань в 220 году конфуцианство оставалось официальной идеологией, а буддизм воспринимался как одна из даосских сект. Иероглифическая письменность, тональность языка, наличие омофонов значительно затрудняли перевод буддийских категорий на китайский язык.

После падения династии Хань (206 до н.э.-220 н.э.) и начала периода Шести династий (220-589), когда Китай оказался разделенным на несколько независимых царств, началось широкое распространение буддизма в Поднебесной.

Великие переводчики и трудности перевода

Первым переводчиком и активным проповедником буддизма в Китае был парфянский принц Ань Шигао (II – начало III в. н.э.). После смерти отца он отказался от престола и стал монахом. В 148 году Ань Шигао прибыл в Лоян, где занялся переводами буддийских текстов на китайский язык. Впоследствии жил на территории современных провинций Цзянси и Чжэцзян. Он перевел, по разным данным, от 40 до 90 цзюаней (свитков) текстов, главным образом, принадлежащих буддизму хинаяны (тхеравады).

Для перевода буддийских категорий Ань Шигао использовал даосские понятия, а сам перевод представлял собой довольно свободное изложение смысла. Во многом благодаря этому буддизм стал восприниматься китайцами как «свое», узнаваемое учение. Жизнь Ань Шигао оборвалась трагически: по преданию, он был по ошибке убит в драке на городском рынке.

Значительный вклад в развитие китайского буддизма внес Даоань (312-385), который обосновал новый метод перевода. Теперь буддийские термины стали переводить на китайский язык путем их транскрибирования. Так, например, нирвана на китайский язык теперь стала переводиться как 涅槃 непань.  Также в китайском языке старались найти термины со сходными значениями с буддийскими категориями: санскритское слово дхарма в китайских текстах переводится как 法 фа — и то, и другое слово имеют среди прочих общее значение «закон», хотя было привнесено и новое значение — «частица бытия».

Даоань также разработал образцовый монастырский устав, утвердил культ будды Майтрейи (弥勒 Милэ). Кроме того, он ввел обязательный для всех монахов фамильный знак Ши 释 (первый иероглиф китайской транскрипции имени Шакьямуни — Шицзямоуни 释迦牟尼).

Кумараджива (344 или 350 – 413 или 409) наряду с Ань Шигао, Чжэньди (Парамартха, 499-569) и Сюаньцзаном (600 или 602 — 664) входит в число четырех знаменитых китайских переводчиков. Предположительно, был сыном дочери царя Кучи (город-государство в Центральной Азии) и индийского миссионера Кумараяны. С раннего детства посвятил себя буддизму, изучал тексты махаяны и хинаяны. В 401 году по приглашению правителя он прибыл в Чанъань, где вместе со своими помощниками начал переводить на китайский язык основополагающие буддийские тексты. Всего он перевел более 35 текстов. Многие сутры в переводе Кумарадживы до сих пор более популярны, чем в других переводах.

Ученик Кумарадживы Даошэн (ум. в 433 г.) обосновал наличие природы Будды во всех живых существах. Эта идея очень скоро стала чрезвычайно популярной в Китае и предопределила специфику китайского и всего дальневосточного буддизма в целом.

Деятельность переводчиков, которые в довольно короткий срок перевели на китайский язык все значимые буддийские тексты, способствовала не только укреплению буддизма в Китае, но и тому, что благодаря им многие произведения санскритского канона, впоследствии утраченные, сохранились на китайском языке.

В основном переводились тексты махаяны, что можно объяснить все более возрастающим влиянием самой «Великой колесницы» в Индии и Центральной Азии. В Китае буддизм махаяны был значительно популярнее буддизма хинаяны.

Монахи

Монахи, монастырский комплекс Бадачу, Пекин

«Золотой век» китайского буддизма

VI – VIII века называют «золотым веком» китайского буддизма. В это время Китай становится мировым буддийским центром. В 504 году император династии Лян У-ди (464-549, правил с 502 года) принял пять обетов упасака — буддиста-мирянина. При нем буддизм фактически получил статус государственной религии.

На территории страны функционировало несколько десятков тысяч монастырей, в которых проживали миллионы монахов и послушников. Монастыри занимались активной экономической деятельностью, являлись крупными землевладельцами, что вызывало гнев со стороны ряда императоров.

Особенно этим отличались южнокитайские монастыри, которые следуя индийской традиции, отстаивали свою независимость от государства и государственных институтов. Северокитайский буддизм, наоборот, подвергся значительному влиянию «варваров» и быстро превратился в одну из опор государства. Появились специальные ведомства, которые осуществляли управление монастырями. А правители нередко объявляли себя воплощениями Будды.

Пагода-реликварий Зуба Будды

Пагода-реликварий Зуба Будды, монастырский комплекс Бадачу, Пекин

По дорогам Великого шелкового пути индийские, центральноазиатские и китайские монахи совершали опасные путешествия. Их сочинения являются важным источником для изучения географии, истории и культуры Азии. Так, монах Сюаньцзан (600 или 602—664) осуществил свое знаменитое путешествие в страны Центральной Азии и Индию. Его приключения легли в основу популярного романа У Чэнъэня «Путешествие на Запад».

Сюаньцзан

Сюаньцзан

Широкое распространение получили культы будды Амитабхи (кит. Амитофо 阿弥陀佛) и бодхисаттвы Гуаньинь 观音. К ним обращаются с просьбами монахи и миряне, искренне верующие и атеисты. Кроме того, они стали героями китайского фольклора.

Статуя Гуаньинь

Статуя Гуаньинь. Монастырь Гуйюань, Ухань

В эпохи Суй (581-618) и Тан (618-907) в Китае появляются собственные буддийские философские школы. Среди них наибольшей популярностью пользовались школы саньлунь 三论 (китайский вариант махаянской школы мадхьямака), фасян 法相 (китайский вариант махаянской школы йогачара), тяньтай 天台, хуаянь 华严, цзинту 金土 и чань 禅. Если школы первых двух групп были в основном сосредоточены на вопросах догматики и не имели значительного числа последователей, то последние две школы – цзинту и чань, широко распространились в Китае.

Школа цзинту

Школа цзинту 金土 вышла из «Общества белого лотоса», родоначальником которого является Хуэйюань (IV-V вв.). Последователи школы почитали будду Амитабху и верили, что, опираясь на силу его обета спасти все живые существа, после смерти они попадут в «чистую землю» (цзинту, Западный рай), где уже смогут достичь нирваны. В школе большое внимание уделялось молитвенным (произнесение имени будды Амиды, различных мантр) и медитативным практикам, а также дисциплине.

Дхармакара [1] сказал:

«Я желаю, чтобы Почитаемый Миром [2], являя великое сострадание, внимательно выслушал меня! Если я воистину обрету наивысшее бодхи и свершу Просветление, то в моей стране Будды, обладающей невообразимыми заслугами, добродетелями и великолепием, не будет адов, злых демонов, птиц, зверей и насекомых, так как все живые существа, вплоть до обитателей мира Ямы и трех дурных миров, которые родятся в моей стране, будут преобразованы силой моей Дхармы, мгновенно достигнут ануттара самьяк самбодхи [3] – совершенного и всецелого Пробуждения, и не родятся вновь в дурных областях существования.

Если я исполню этот обет, то стану Буддой. Если же не исполню, то да не обрету я непревзойденное истинное просветление.

Когда я стану Буддой, то все живые существа десяти сторон света, которые родятся в моей стране, обретут тела цвета пурпурного блестящего истинного золота и тридцать два признака великого мужа. Их конечности будут прямы и чисты. Если их телесный облик будет чем-либо отличаться, если они будут обладать каким-либо уродством, тогда не обрету я истинное просветление.

Когда я стану Буддой, то все живые существа, которые родятся в моей стране, будут знать свою судьбу на протяжении бесчисленных прошлых кальп [4], а также содеянное ими добро и зло. Они будут способны прозревать и воспринимать на слух явления прошлого, будущего и настоящего в десяти сторонах света. Если я не исполню этот обет, то да не обрету я истинное просветление.

Когда я стану Буддой, то все живые существа, которые родятся в моей стране, обретут способность проникновения в чужое сознание. Если они не будут способны узнавать о мыслях и содержании сознания обитателей миллиардов сотен тысяч земель иных Будд, то да не обрету я истинное просветление». («Большая Сукхавативьюха сутра»)

[1] По преданию, будда Амитабха когда-то был царем. Познакомившись с буддийским учением, он отрекся от престола и стал монахом, взяв себе имя Дхармакара.

[2] Почитаемый Миром – один из эпитетов Будды.

[3] Ануттара самьяк самбодхи – всецелое и подлинное просветление.

[4] Кальпа – единица измерения времени в индуизме и буддизме.

Школа чань

Чань (яп. Дзэн) 禅 считается самой «китайской» из всех школ. По мнению ряда исследователей, большую в формировании чаньской доктрины сыграл даосизм. Легендарным основателем чань-буддизма считается Бодхидхарма (ок. 440 – 528 или 536 г.).

Особая передача вне учения
Не основывается на словах и письменных знаках.
Указывает непосредственно на сознание,
Оно позволяет увидеть свою истинную природу и достичь состояния Будды.
(Стихотворение, приписываемое Бодхидхарме и выражающее суть чань)

Окончательное оформление учения школы связывается с именами шестого патриарха Хуэйнэна (638—713) и патриарха Линьцзи Исюаня (810/815 — 866/867).

Монастырь Линъиньсы

Монастырь Линъиньсы (Храм Прибежища Души), один из крупнейших чаньских монастырей. Ханчжоу

В чань-буддизме идея махаяны о том, нирвана и сансара суть одно и то же, и что каждое живое существо потенциально является Буддой, получила дополнительное развитие. Согласно учению этой школы, каждый может стать Буддой здесь и сейчас, поскольку несет в себе природу пробуждения, все зависит от уровня сознания адепта. Таким образом, достижение нирваны становилось возможным путем просветления сознания.

Чань-буддисты скептически относились к изучению священных текстов, полагая, что для обнаружения собственной чистой природы Будды не обязательно изучать сложнейшие произведения и участвовать в церемониях. Многие чаньские монахи прославились своим антисоциальным поведением: они сжигали священные книги, мочились на статуи будд и святых, нарушали правила монашеской жизни. В чань-буддийских монастырях действовал принцип «день без работы – день без еды».

Из жизнеописаний и диалогов чаньских учителей выросли технические методы, способствующие достижению просветления – вэньда 问答 (яп. мондо, букв. «вопрос-ответ») и гунъань 公案 (яп. коан – «публичный отчет» — парадоксальная история, часто на основе вэньда).

Однажды великий наставник Ма и Байчжан прогуливались вместе и увидели пролетающих в небе диких уток. Великий наставник спросил: «Что это?» Байчжан ответил: «Дикие утки». Великий наставник спросил: «Куда они делись?» Байчжан ответил: «Они улетели». Великий наставник схватил Байчжана за нос, и тот закричал от боли. Великий наставник сказал: «Да когда же они улетели?»[1] (Сборник гунъань «Скрижали Лазурной Скалы»)

[1] Одна из трактовок этого гунъаня может быть следующей. Об утках нельзя сказать, что «они улетели», т.к. они все равно пребывали в сознании Байчжана. Именно поэтому наставник Ма и схватил того за нос, чтобы показать реальность того, что содержится в сознании. Если бы Байчжан выразился иначе относительно того, куда делись утки (например, ответил, что их нет), ответ наставника был бы иным.

* * *

Юньмэнь показал свой посох [1] и дал собравшимся такое наставление: «Этот посох превратился в дракона [2] и проглотил вселенную. Горы, реки, вся огромная земля – где они теперь?»
(«Скрижали Лазурной Скалы»)

[1] Считалось, что посохом наставника может владеть только просветленный.
[2] Дракон традиционно считается первопредком китайцев. Ему подвластны все стихии: небо, земля, вода, подземный мир. Драконы обладают мудростью, считаются символом императора. В отличие от западных представлений, китайские драконы в целом доброжелательные и приносят удачу.

* * *

Один монах спросил Чжаочжоу: «Обладает ли собака природой Будды?» Чжаочжоу ответил: «Нет!» [1] (Умэнь Хуэйкай. «Застава без ворот»)

[1] В китайском буддизме считалось, что все живые существа обладают природой Будды. Значит и собака в том числе. Однако наставник Чжаочжоу ответил, что собака не обладает природой Будды.

Существует продолжение этого гунъаня. Ученик снова спросил Чжаочжоу: «Обладает ли собака природой Будды?» Чжаочжоу ответил: «Да». Тогда ученик в третий раз спросил: «Обладает ли собака природой Будды». Однако на этот раз Чжаочжоу ответил, что пока ученик будет привязываться к «да» и «нет», он не сможет достичь просветления. Говоря «нет», Чжаочжоу в частности пытался донести, что то, что мы называем «природой Будды», в действительности таковой не является. Это только слова. Здесь мы снова видим сближение позиций даосизма и чань-буддизма.

* * *

Всякий раз, когда наставника Цзюйди спрашивали, что такое чань, он в ответ поднимал палец. Один юный послушник в подражание ему тоже стал поднимать палец, когда его спрашивали, чему учит его учитель. Услыхав об этом, Цзюйди взял нож и отрубил послушнику палец. Тот закричал от боли и побежал прочь. Цзюйди окликнул его и, когда он обернулся, снова поднял палец. В этот миг послушник внезапно достиг просветления [1].
Когда Цзюйди покидал этот мир, он позвал учеников и сказал: «Я получил «чань одного пальца» от моего учителя Тяньлуна и за всю свою жизнь не смог исчерпать его смысл» [2]. С этими словами он ушел из жизни. (Умэнь Хуэйкай. «Застава без ворот»)

[1] Чань исходит из представления о недифференцированности, целостности субъекта и объекта. Поднятый палец был выражением истины у Цзюйди. Послушник бессмысленно стал копировать учителя, не понимая его смысл. Именно поэтому Цзюйди и отрубил тому палец. Выражение чаньской истины у каждого человека индивидуально. Ученик это понял и потому обрел просветление.
[2] Цзюйди здесь подчеркивает, что чань неисчерпаем. Одно и то же действие каждый раз будет означать совершенно разные вещи.

* * *

Наставник Сянъянь говорил: «Вообразите человека, который висит на дереве, уцепившись за ветку зубами. Он не может ухватиться за ветки руками, а под ногами его нет опоры. В это время внизу кто-нибудь спрашивает его: «Почему Бодхидхарма пришел с Запада?»[1] Если висящий на дереве человек промолчит, он обнаружит свою неспособность ответить на вопрос. Если он откроет рот, он упадет и разобьется насмерть. Что же ему делать?»[2] (Умэнь Хуэйкай. «Застава без ворот»)

[1] Вопрос «Почему Бодхидхарма пришел с Запада» буквально означает «В чем смысл Чань».
[2] Бесполезно пытаться представить, как должен поступить человек, висящий на дереве. Суть этого гунъаня заключается в том, что смысл чань невозможно выразить ни словами, ни жестами, ни молчанием. И в то же время наставники его выражали. Но у каждого из них был свой собственный индивидуальный метод выражения. Поэтому данный гунъань – прекрасная иллюстрация к тому, что есть чань.

Из Китая чань-буддизм, как и остальные буддийские школы, широко распространились по дальневосточному региону, включая Японию, Корею, Вьетнам, где со временем появились собственные мощные буддийские центры и традиции.

В 845 году при императоре У-цзуне (840-846) началось самое широкомасштабное гонение на буддизм в Китае, которое закончилось закрытием нескольких тысяч монастырей и принуждением монахов вернуться к гражданской жизни. Это был серьезный удар по китайской сангхе, после которого она уже не смогла полностью оправиться. Остались только две школы — чань и цзинту, все прочие исчезли. В эпоху правления династии Сун (960-1279) буддизм окончательно утратил ведущее значение, заняв свое место среди «трех учений».

В монастыре

В монастыре Вофо-сы, Пекин

© Мария Анашина, anashina.com

© "Путешествия с Марией Анашиной", 2009-2016. Копирование и перепечатка любых материалов и фотографий с сайта anashina.com в электронных публикациях и печатных изданиях запрещены.

    Поделитесь с друзьями в социальных сетях:

    Обсуждение: 2 комментария

    1. Содержание учений понять очень сложно (очевидно, для этого нужны годы учебы, да и то не всем было бы под силу). А вот социальный аспект мне особенно интересен. Обратил внимание на разные пути буддизма на Севере и Юге Китая.

      Ответить
      1. Мария Анашина:

        В Китае вообще культурный водораздел идет по линии Север — Юг. Страна нередко была разделена, сложились разные культурные тенденции.

        Ответить

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

    © 2016 Путешествия с Марией Анашиной ·  Дизайн и техподдержка: Goodwinpress.ru