Рязань. Музей Дальней авиации. Часть 2: дюраль и пушки. Разорванное небо Великой войны

Главная страница » Россия » Рязанская область » Рязань » Рязань. Музей Дальней авиации. Часть 2: дюраль и пушки. Разорванное небо Великой войны

22 июня 1941 года начилась Великая Отечественная война. Большая часть фронтовой авиации погибает под первыми ударами немецких штурмовиков и бомбардировщиков. Гитлеровская пропаганда во весь голос начинает вопить о полном разгроме советских ВВС, главнокомандующий люфтваффе Герман Геринг заявил: «Ни одна бомба никогда не упадёт на столицу рейха!». Но…

♦ Начало: Рязань. Музей Дальней авиации. Часть 1: перкаль и пулеметы. Последние рыцари неба

На Берлин!

Диорама авианалет на Берлин

Диорама авианалет на Берлин

27 июля 1941 года 1-му минно-торпедному авиационному полку 8-й авиабригады ВВС Балтийского флота (командир — полковник Преображенский Е. Н.) Сталин лично приказывает : произвести бомбовый удар по Берлину и его военно-промышленным объектам.

Для нанесения удара решено применить бомбардировщики ДБ-3, ДБ-ЗФ (Ил-4), а также новые ТБ-7 и Ер-2 ВВС и ВВС ВМФ, единственные самолеты, которые могли достигнуть Берлина и вернуться обратно. С учетом дальности полёта (1765 км в обе стороны, из них над морем 1400 км) и мощной ПВО противника полёт необходимо было осуществлять на большой высоте, возвращаться назад по прямому курсу и иметь на борту лишь одну 500-кг бомбу или две бомбы по 250 кг.

В 21:00 7 августа с аэродрома Кагул на острове Эзель поднялась ударная группа из 15 ДБ-3 ВВС Балтийского флота. Боевая нагрузка — бомбы ФАБ-100 и листовками. Звеньями командовали капитаны Гречишников В. А. и Ефремов А. Я., штурманом летел Хохлов П. И. Полёт проходил над морем на высоте 7000 м по маршруту: остров Эзель (Сааремаа) — Свинемюнде — Штеттин — Берлин). Температура за бортом достигала -35 — -40 °C, из-за чего стёкла кабин самолётов и очки шлемофонов обмерзали. Кроме того, лётчикам пришлось все эти часы работать в кислородных масках. Для соблюдения секретности на всём протяжении полёта выход в радиоэфир был категорически запрещён.

Через три часа полёта вышли к северной границе Германии. При полёте над её территорией самолёты неоднократно были обнаружены с немецких наблюдательных постов, но, принимая их за свои, немецкая ПВО огня не открывала.

В 1:30 8 августа сбросили бомбы на хорошо освещённый Берлин. Немцы настолько были уверены в своем превосходстве в воздухе, что светомаскировка была включена только через пару минут после разрывов первых бомб. Однако когда ПВО всё-таки проснулась, её активность заставила радиста Василия Кротенко прервать режим радиомолчания и сообщить о выполнении задания в радиоэфире: «Моё место — Берлин! Задачу выполнили. Возвращаемся на базу!». В 4 утра 8 августа, после 7-часового полёта, экипажи без потерь вернулись на аэродром.

Военная эффективность налета была незначительна, а вот его психологическая составляющая…

8 августа немецкое радио передало сообщение:

В ночь с 7 на 8 августа крупные силы английской авиации, в количестве 150 самолётов, пытались бомбить нашу столицу… Из прорвавшихся к городу 15 самолётов 9 сбито.

В ответ на это Би-би-си сообщило:

Германское сообщение о бомбёжке Берлина интересно и загадочно, так как 7-8 августа английская авиация над Берлином не летала.

Советское Информбюро 8 августа известило, что советская авиация успешно бомбила Берлин. Сообщение в «Известиях» завершалось словами:

В результате бомбёжки возникли пожары и наблюдались взрывы. Все наши самолёты вернулись на свои базы без потерь.

Тишину летней берлинской ночи рвут метание прожекторов, лихорадочный лай зенитный орудий, захлебывающийся вой пулеметов, леденящий визг бомб, разрывы. Что может убедительнее заявить, что заявления о разгроме ВВС РККА — только миф?!

Остатки самолета ДБ-3а

Остатки самолета ДБ-3а

Всего до 5 сентября было выполнено девять налётов на Берлин, летчики совершили 86 самолето-вылетов. На Берлин вышли 33 самолета, сброшена 21 тонна бомб. 37 самолётов не смогли выйти к столице Германии и нанесли удары по другим городам. В общей сложности было израсходовано 311 фугасных и зажигательных бомб общим весом 36050 кг. 16 самолётов по различным причинам были вынуждены прервать полёт и вернуться на аэродром. Потеряно 17 самолётов и 7 экипажей, причём 2 самолёта и 1 экипаж погибли на аэродроме, когда пытались взлететь с 1000-килограммовой и двумя 500-килограммовыми бомбами на внешних подвесках.

Остатки самолетов

Остатки самолетов. Находки поисковиков

Действия авиации дальнего действия СССР в конце лета 1941 года удивительным образом нашли свое продолжение в действиях ВВС США в начале 1942 года. Оказавшись в схожем положении, потеряв в результате ударов Японского флота половину линейного флота и все передовые базы, американцы решили нанести ответный удар, пусть даже и символический. С палубы подошедшего на 200 миль к Японским островам авианосца «Хорент» подняли 16 средних (и очень тяжелых по морским меркам) бомбардировщиков B-25 «Митчел» под командованием известного летчика-гонщика 1930-х годов подполковника Джеймса Дулиттла. В результате были нанесен удар по Токио, первый укол не знавшей поражений Японской империи.

Не надо думать, что в ту войну такие дерзкие операции были единичным явлением. Список красивых, изящных, «на лезвии ножа» авиационных операций насчитывает не один десяток вылетов и не одну сотню отличных летчиков, причем не только летчиков союзников, но стран Оси. Здесь и атака Перл-Харбора японскими пилотами 7 декабря 1941 года, и налет на Таранто британской палубной авиации 12 ноября 1940 года, и операция Chastise (атака британских бомбардировщиков на плотины в Рурском районе Германии), и перехват «Лайтингами» самолета главнокомандующего Объединённым флотом Японской империи Исороку Ямамото. Этот список можно продолжать ещё долго, но вернемся к теме нашего разговора — Дальней Бомбардировочной Авиации СССР.

Личные вещи летчиков

Личные вещи летчиков. Летные шлемы, в середине виден провод гарнитуры связи

Удачные налеты на Берлин проводились по-сути из немецкого тыла, и после оставления Таллина и Моонзундского архипелага были прекращены. Но несмотря на этот успех, потери ДБА были страшные. К сентябрю 1941 года из 1088 бывших в европейской части СССР на начало войны дальних и тяжелых бомбардировщиков осталось не более 400 машин, причем исправных из них было меньше половины. Но не прекратилась боевая работа летчиков-бомбардировщиков. Всё что могло летать и при этом носить бомбы — поднималось в воздух. Всё — от легких Су-2 до тяжелых Пе-8. Даже транспортные Ли-2 и учебные По-2 превратились в носителей бомб. На вылеты уходили новейшие Ту-2 и заслуженные Тб-3.

Начавшийся в начале 30-х проект «Звено» с началом войны получил возможность на испытания в боевых условиях. Пара И-16 с двумя ФАБ-250 под крыльями подвешивалась к ТБ-3, что увеличивало дальность И-16 на 80%, а бомбовую нагрузку — в пять раз. «Цирк Вахмистрова» разбомбил несколько важных мостов через Дунай и Днепр, сухой док в Констанце, а в одном из вылетов истребителями было сбито 2 Ме-109, пытавшихся перехватить возвращающиеся домой машины.

Стенд, посвященный Ф.К.Паращенко

Стенд, посвященный Ф.К.Паращенко. На фотографии в центре — развороченная плоскость Ил-4, с которой он вернулся на свой аэродром

О ночных По-2 мы писали в посте про музей Чкалова. А Ли-2, хоть и составлял изрядную часть АДД (в 1942 году все уцелевшие тяжелые бомбардировщики были сведены в Авиацию Дальнего Действия), всё-таки прославился больше как транспортно-десантная машина. Тб-3, заслуженный ветеран 30-х годов, активно применявшийся в японо-китайской войне, в начале 40-х годов окончательно устарел. Попытки заменить его на ТБ-7 (Пе-8), провались в связи с дороговизной и сложностью последнего. Ил-4 был строг в пилотировании да и тянул максимум на средний бомбардировщик. Ер-2 из-за недоработанных моторов горел в воздухе как свеча, даже без воздействия противника был остановлен в производстве в сентябре 1941 года и до 1944 года доводился до пригодного к возобновлению серийного производства и массовой эксплуатации вида.

Таким образом весь парк стратегических бомбардировщиков СССР в годы войны насчитывал всего несколько сотен машин. Сравните это с 18 482 произведенными В-24 Liberator, 12 731 — B-17 Flying Fortress (США), 7377 — Avro Lancaster и 6176 — Handley Page Halifax (Англия).

Западные союзники, и в первую очередь США поставили по ленд-лизу более 22 тысяч единиц авиатехники, и, в том числе, 3066 А-20, порядка 30 В-24 Liberator (официально поставлен один борт, а остальные — собраны из 73 ушедших на вынужденную на территории СССР), 807 B-25 Mitchell.

Перед последним полетом

Перед последним полетом

Интересно что в официальных документах Пе-8 именовался так же, как и «Илья Муромец» — воздушный корабль. Для того, что бы продемонстрировать как развивалась авиация за 30 лет приведем маленькую табличку с характеристиками некоторых самолетов упомянутых в статье.

Илья Муромец / ИМ-Е-1

ТБ-1

ТБ-3

СБ

Ил-4
(Дб-3Ф)

Пе-8

Ер-2
(ДБ-240)

Принят на вооружение

1914/1916

1929

1933

1936

1937

1940

1940

Длина, м

19/18,2

18

24,4

12,57

14,76

23,59

16,23

Размах крыла , м

32/30,4

28,7

39,5

20,33

21,44

39,10

21,65

Площадь крыльев, м²

182/190

120

230

56

66,70

188

79,10

Масса пустого, кг

3800/4800

4520

10 967

4768

6421

19 986

8872

Масса загруженного (максимальная взлетная ), кг

5100/6100

6810
(7750)

17 200
(19 500)

7880

10055
(12120)

27 000
(35 000)

12340
(14500)

Практическая дальность

270/540

1 000

3 120

2300 4000 3 600

2540

Потолок, м

1500/4000

4830

3 800 7800 8300 9 300

7700

Скороподъёмность м/мин

40 /100

169,8

75 570 264 352

455

Максимальная скорость, км/ч

95/137

207

197 450 398 443

519

Двигатели

4 × «Argus» 100 л.с./
4 × «Renault» 220 л.с.

2 × М-17
680 л.с.

4 × М-17Ф
715 л.с.

2 × М-103
960 л.с.

2 × М-88Б
1100 л.с.

4 × АМ-35А
1350 л.с.

2 × АМ-37
1400 л.с

Произведено

76

212

818

6 656

6 883

93

462

Экипаж, чел.

7/7

6

6—8

3

4

11

3

Вооружение

4 пулемёта/
7 пулемётов

3*2× 7,62 мм
пулемёта

4 × 7,62мм
пулемёта

6 × 7,62 мм пулемёта

1 × 12.7-мм
2 × 7.62-мм

2 × 20мм
2× 12,7 мм
2× 7,62 мм

3 × 12,7 мм

Бомбовая нагрузка, кг

400 / 520

1000

3000

600

до 2500

до 4000

до 3000

Передатчик

Приемопередающий аппарат с ключом для работы азбукой Морзе

ВВС Англии и США большую часть самолето-вылетов осуществляли стратегические бомбардировки, которые бомбили не только промышленные объекты, но и жилые кварталы, для того чтобы сломить моральный дух гражданского населения.

АДД СССР, в отличие от западных союзников, большую часть вылетов совершала как фронтовая авиация. Это объяснятся и малым количеством машин, пригодных к вылетам на стратегическую глубину, и отсутствием специальных истребителей сопровождения и необходимостью помощи наземным войскам. При этом основные силы конструкторов и мощности авиазаводов уходили на создание фронтовой авиации. Например, Ил-2 было выпущено более 36 000 штук. Сравните с чуть менее чем сотней Пе-8 и 6883 Ил-4!

Летчики Великой отечественной войны

Летчики Великой отечественной войны

В самые жаркие дни Великой Отечественной войны летчики буквально жили в кабинах. По 3-5 вылетов за световой день. Самолет садился, его заправляли, пополняли боекомплект, вешали бомбы и вперед — на новый вылет. Только за 1945 год (с 1 января по 8 мая) летчики АДД выполнили 19 164 самолёто-вылета, из них 13 368 ночью (для сравнения: с 30 сентября 2015  по 25 декабря 2015ВКС РФ в Сирии выполнили 5240 боевых вылетов, в том числе 145 вылетов самолетов стратегической ракетоносной и дальней бомбардировочной авиации). На позиции противника было сброшено около 100 тысяч бомб общей массой 15 тысяч тонн, эвакуировано в тыл более 10 тысяч раненых, доставлено войскам 4 тысячи тонн грузов, разбросано над территорией противника около 2 млн. листовок.

Карта штурмана, пробитая пулей

Штурманская карта Украины, пробитая на боевом вылете

Голованов Александр Евгеньевич

Говоря о Дальней авиации нельзя не упомянуть про её бессменного командира в годы Великой Отечественной войны: Голованова Александра Евгеньевича.

Родился Александр Евгеньевич Голованов 7 августа 1904 в Нижнем Новгороде, в семье капитана буксирного парохода Евгения Голованов и дочери казнённого народовольца Николая Кибальчича. В возрасте восьми лет поступил в Александровский кадетский корпус.

В октябре 1917 года 13-летний Голованов вступил в Красную гвардию — вымахал парень под два метра ростом и выглядел на все 17 лет. С 1918 года работал курьером в конторе «Профсохлеб» Народного комиссариата продовольствия. В Красной Армии — с мая 1919 года. Воевал на Южном фронте, разведчик 59-го стрелкового полка, получил контузию в бою и был демобилизован по состоянию здоровья. После демобилизации (октябрь 1920) вступил в ЧОН (по статье Юрия Баранова «Голованов Александр — главный маршал авиации»), а согласно автобиографии — работал в Центральном управлении снабжения Красной Армии и Флота — курьером, в Центропечати — агентом, в Волгосудстрое — на сплаве леса, агентом и в 5-м Волжском полку ГПУ в Нижний Новгороде — электромонтёром.

Командующие Дальней авиацией

Командующие Дальней авиацией, на переднем плане — модель самолета Ил-4

В 1924—1933 гг. работал в органах ОГПУ в особых отделах и на оперативной работе, занимал должности от уполномоченного до начальника отделения.  В 21 год уже носил четыре шпалы на петлицах — полковник по более поздним понятиям. Работая в органах, дважды выезжал в командировки в Китай (Синьцзян) в 1930 и в 1931 годах. В 1929 году вступил в ВКП(б).

Летчики трех эпох

Летчики трех эпох

В 1931—1933 годах был прикомандирован в Народный комиссариат тяжёлой промышленности, где работал ответственным секретарём заместителя наркома. Вероятно где-то в это время Александр Евгеньевич и заболел небом. В 1932 году он заканчивает лётную школу ОСОАВИАХИМа. И следующие 8 лет своей жизни (1933-1941) отдал «Аэрофлоту», где был пилотом, затем дорос до командира отряда.

Январь 1935 года  для Александра Евгеньевича ознаменовался переездом в Иркутск, в связи с назначением начальником Восточно-Сибирского управления Гражданского воздушного флота. В 1937 году Голованова исключают из партии, и он едет в Москву, «за правдой». Комиссия партийного контроля выяснит, что его исключили по ошибке, но в Иркутск Александр Евгеньевич уже не вернется, оставшись работать лётчиком в Московском управлении. Вскоре Александр Евгеньевич становится шеф-пилотом эскадрильи особого назначения и одним из лучших лётчиков гражданской авиации.

В 1938 году газеты напишут о нём как о «лётчике-миллионере», то есть налетавшем миллион километров. Голованова наградят знаком «Отличник Аэрофлота» и знаками «За безаварийный налёт» 300 000 и 500 000 км. Его фото будет красоваться на обложке популярного журнала «Огонёк».

А потом будет Халкин-Гол и Финская война…

Воздушный винт самолета Ил-4, сбитого в воздушном бою

Воздушный винт самолета Ил-4, сбитого в воздушном бою

Именно по опыту финской войны, а также по совету Якова Смушкевича (генерального инспектора ВВС) в  январе 1941 года Александр Евгеньевич написал письмо Сталину. В письме говорилось о необходимости специальной подготовки лётчиков дальней бомбардировочной авиации к полётам в плохую погоду, вне видимости земли, ночью. В феврале Сталин лично встретился с Головановым. После этой встречи Александр Евгеньевич был назначен командиром 212-го полка дальнебомбардировочной авиации, а в августе 1941 года — командиром 81-й авиационной дивизии дальнего действия. 25 октября 1941 ему было присвоено звание генерал-майора авиации. В декабре 1941 года постановлением ГКО был назначен командиром 3-й авиадивизии дальнего действия Ставки Верховного Главнокомандования.

В феврале 1942 года Голованов назначается командующим авиацией дальнего действия Ставки Верховного Главнокомандования, а 5 мая 1942 ему присваивают знание генерал-лейтенант авиации. С этого момента и до самого конца войны Александр Евгеньевич руководил советской дальней авиацией, пользовался симпатией и доверием со стороны Сталина (это подтверждается и донесениями немецкой разведки, согласно которым: «Голованов, в числе немногих, имеет право на свободный доступ к Сталину, который называет его по имени в знак своего особого доверия.»). С 26 марта 1943 года — генерал-полковник авиации. С декабря 1944 года — командующий 18-й воздушной армией, в которой была собрана вся дальнебомбардировочная авиация.  Лично участвовал во многих вылетах  дальних бомбардировщиков  (например, в бомбардировке Берлина описанной выше).

В своих воспоминаниях Голованов упоминает о подготовленном им лично полете Сталина и всех советских представителей на Тегеранскую конференцию. Для перелета были использованы два самолета. Голованов лично управлял вторым, на первом, которым управлял Виктор Грачёв, летели Сталин, Молотов и Ворошилов.

В 1944 году Голованов тяжело заболел — внезапно появлялись спазмы в организме (остановка дыхания, перебои в работе сердца), что стало следствием постоянного недосыпания, значительно разрушившего центральную нервную систему.

Маршал авиации с 3 августа 1943 года, Главный маршал авиации — с 19 августа 1944 года. За три с половиной года Александр Евгеньевич Голованов поднимается от подполковника до Главного маршала авиации и становится самым молодым маршалом в истории СССР (в возрасте 40 лет).

Мемориальный зал музея

Мемориальный зал музея Дальней авиации

С апреля 1946 года — командующий дальней авиацией СССР. С 1948 года — в опале, был снят с поста. В 1950 году окончил общевойсковой факультет Академии Генерального штаба с золотой медалью и курсы «Выстрел». После Академии Голованов не получил назначения в войска и был вынужден написать об этом Сталину. После этого, в 1952 году был назначен командиром 15-го воздушно-десантного корпуса. Это было понижение, не имеющее аналогов в истории — за всю историю Вооруженных Сил корпусом никогда не командовал маршал. Голованову было предложено написать заявление в Президиум Верховного Совета с просьбой понизить ему звание с Главного маршала авиации до общевойскового генерал-полковника, на что он не согласился.

Избирался депутатом Верховного Совета СССР II созыва (1946—1950). В 1953 году, после смерти Сталина, отправлен в запас. С 1958 года работал заместителем начальника НИИ Гражданской авиации по лётной службе. С 1966 года — на пенсии.

Автор книги воспоминаний «Дальняя бомбардировочная…», в которой многие страницы посвящены встречам и взаимоотношениям с И. В. Сталиным. При жизни автора книга издавалась с значительными купюрами и не отдельным изданием, а в литературном журнале отдельными главами на протяжении пяти лет. Впервые издана полностью только в конце 1980-х годов.

Александр Евгеньевич Голованов умер 22 сентября 1975 года. Похороны прошли 24 сентября в Москве на Новодевичьем кладбище (по материалам Википедии).

В заключение — рубрика «Ни дня без песни»: Николай Анисимов, «Запомни нас, небо!»

Продолжение:

© "Путешествия с Марией Анашиной", 2009-2016. Копирование и перепечатка любых материалов и фотографий с сайта anashina.com в электронных публикациях и печатных изданиях запрещены.

Поделитесь с друзьями в социальных сетях:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2016 Путешествия с Марией Анашиной ·  Дизайн и техподдержка: Goodwinpress.ru