Ханьское конфуцианство: школы «новых текстов» и «старых текстов»

Главная страница » Китай » Философия и культура Китая » Ханьское конфуцианство: школы «новых текстов» и «старых текстов»

Всё ханьское конфуцианство проходит под знаком соперничества двух школ: «старых текстов» («древних письмен», гу вэнь 古文) и «новых текстов» («новых письмен», цзинь вэнь 今文). Причины этого уходят в предшествующую эпоху Цинь (221-206 до н.э.).

Подробнее о конфуцианстве:

История появления школ «старых текстов» и «новых текстов»

В 213 г. до н.э. император Цинь Шихуанди по совету философа-легиста Ли Сы 李斯* (280-208 до н.э.) приказал закопать заживо 460 конфуцианских ученых и сжечь всю литературу, за исключением гадательной и имеющей практическую направленность (по сельскому хозяйству, медицине), книг из императорского собрания и хроник циньских правителей. Таким образом, значительная часть конфуцианского наследия оказалась утраченной.

* Подробнее: Шесть школ древнекитайской философии

После воцарения династии Хань конфуцианцы по памяти стали восстанавливать утраченные тексты. При их записи они использовали новые, послереформенные иероглифы – «уставное письмо» (ли шу 隸書)*. Поэтому новые записи получили наименование «новых текстов», или «новых письмен».

* При Цинь Шихуанди была проведена реформа письменности, упразднившая разрозненные системы иероглифики предшествующей эпохи Сражающихся царств (Чжань-го, 475-221 до н.э.): «Все колесницы с осью одной длины, все иероглифы стандартного написания».

Подробнее: Китайские иероглифы с древности до наших дней

В конце 102 г. до н.э. Гунван, правитель удела Лу, в стене дома Конфуция обнаружил тексты, написанные дореформенным письмом. Среди них были «Лунь юй» 论语 («Суждения и беседы»), «Шу цзин» 书经 («Канон документов»), «Ли цзи» 礼记 («Записи о ритуале»), «Сяо цзин» 孝经 («Канон сыновней почтительности»). Они получили название Кун би гувэнь 孔壁古文 – «старые тексты из стены [дома] Конфуция», или би цзин 壁经 – «каноны из стены». Гунван передал их потомку Конфуция Кун Аньго 孔安国, который пытался канонизировать их, но получил отказ.

Знаменитый китайский философ и историк китайской философии Фэн Юлань (1895-1990) выдвинул такое предположение:

Происхождение этих двух школ уходит, быть может, корнями в два направления конфуцианства, существовавшие еще до циньской династии. Тогда школа «новых текстов» продолжала бы идеалистическое направление в раннем конфуцианстве, а школа «старых текстов» — реалистическое. Другими словами, одна бы вела свое начало от Мэн-цзы – его школы, а другая – от Сюнь-цзы (Фэн Юлань. Краткая история китайской философии. СПб., 1998. С.231).

Текст "И-ли" на деревянных планках

Текст «И-ли» 仪礼 («Ли цзин», «Канон благопристойности») на деревянных планках. Из гробницы Моцзуйцзы, Увэй, провинция Ганьсу. Ранняя Хань. Национальный музей, Пекин

Школа «новых текстов»

Первоначально в ханьском конфуцианстве наибольшее распространение получила школа «новых текстов». Её последователи полагали, что автором «Шести канонов»* лю цзин 六经 был Конфуций. В школе большой популярностью также пользовались апокрифические тексты вэй шу 緯书. Вэй переводится как «нить», «уток» и дополняет цзин (канон) — основную нить**. Считалось, что в «шести канонах» Конфуций выразил свое учение не полностью, и в дополнение к «шести основам» написал «шесть нитей», которые вместе составляют полное учение.

* «Шесть канонов» включают в себя «Ши цзин» 诗经 (Канон песен), «Шу цзин» 书经 (Канон документов), «И цзин» 易经 (Канон перемен), «Ли цзи» 礼记 (Записи о ритуале), «Чунь цю» 春秋 («Весны и осени», летопись царства Лу) и утраченный ныне «Юэ цзин» 乐经 (Канон музыки).

** Подробнее: Вэнь: узор, письменность, культура

Позднее каноноведы доказали, что все «шесть нитей» были ханьскими подделками. Однако, тем самым, была положена традиция обожествления Конфуция.

В школе «новых текстов» большой популярностью пользовались комментарии к летописи «Чунь-цю»: «Гунъян чжуань» 公羊傳 («Комментарий Гунъяна»), «Гулян чжуань» 穀梁傳 («Комментарий Гуляна»),  а также «Ли цзи» («Записи о ритуале»). Главным идеологом школы стал знаменитый ханьский конфуцианец Дун Чжуншу (ок.179-104 до н.э.). По его предложению император У-ди в 138 г. до н.э. принял постановление о присвоении звания боши 博士 («главный эрудит», «доктор») за знание «Пяти канонов» в интерпретации «новых письмен»*.

* Подробнее: «Китайская экзаменационная система кэцзюй: экзамен для чиновника»

Школа «старых текстов»

Однако сверхъестественный образ Конфуция не устраивал ряд более реалистично настроенных конфуцианцев, и в противовес «новым текстам» возникла школа «старых текстов». Одним из ее главных идеологов был Лю Синь 刘歆 (46 до н.э. – 23 н.э.). Последователи школы «новых текстов» обвинили сторонников «древних текстов» в том, что те собственноручно подделывали старые тексты. Те, в свою очередь полагали, что каноны «новых письмен» неполны и ненадежны.

Большое внимание  в школе «старых письмен» уделялось толкованию «Шу цзин», «Чжоу ли» 周礼 («Чжоуские ритуалы»), «Цзо чжуань» 左传 («Комментарий Цзо»), получивших общее наименование гувэнь Шан шу 古文尚书 («”Книга преданий” в древних знаках»). Взошедший на престол Ван Ман (45 до н.э. — 23 н.э., император династии Синь в 9-23 н.э.) по предложению Лю Синя отменил присвоение звания «боши» знатокам «новых канонов» и стал присуждать его знатокам «старых канонов».

Своим идейным вдохновителем школа «старых текстов» считала одного из основателей династии Чжоу (XI–III вв. до н.э.) Чжоу-гуна 周公 (XI в. до н.э.), Конфуций был продолжателем его дела и историком. Они лишь передавали древность, ничего не внося от себя. Шесть канонов рассматривались преимущественно как исторические тексты, упорядоченные Конфуцием. Большое внимание уделялось толкованию отдельных слов и выражений, лексико-грамматическому анализу. Апокрифы вэй не рассматривались вовсе, поскольку считались ненадежными. Были созданы предназначенные для комментаторских целей первые толковые словари: «Эр я» 尔雅 («Приближение к классике», II в. до н.э.) и «Шо вэнь цзе цзы» 說文解字 («Изъяснение знаков и анализ иероглифов» Сюй Шэня, I – II вв.).

Диспуты об истинности учения и обожествление Конфуция

Для решения вопроса об истинности учения школ старых и новых текстов дважды устраивались диспуты. Первый состоялся в 51 г. до н.э. в Шацюе, в годы правления Сюань-ди (91-49 до н.э., правил в 74-49 до н.э.). По его итогам в качестве официальной идеологии было утверждено конфуцианство в интерпретации школы «новых текстов».

После восстановления династии Хань, в 79 г. в столице – Лояне, по приказу императора Чжан-ди (57-88, правил с 75 г.) был организован «Диспут в зале Белого Тигра» (Бо ху тун 白虎通), который по своему значению для конфуцианства можно сравнить с Никейским собором для христианства. В ходе его конфуцианское учение в интерпретации Дун Чжуншу было канонизировано, школа «новых текстов» была утверждена в качестве официальной доктрины. На основе этого диспута Бань Гу составил одноименный трактат.

Конфуцианство окончательно превратилось в религиозно-мистическое учение. Конфуций был обожествлен, были учреждены жертвоприношения. Учителю приписывался ряд сверхъестественных черт, делавших его, фактически, богочеловеком. Так, его отцом объявлялся Черный Дракон, он сам был, как считалось, чудесным образом рожден в дупле шелковицы, на его квадратной груди имелась магическая надпись, предвещавшая победу его учения. Небо отметило его как законодателя Китая, наделило даром предвидения, предписало быть правителем на все времена.

Его миссией было создание канонических текстов «И цзин» (Канон перемен), «Ши цзин» (Канон песен), «Шу цзин» (Канон исторических документов), «Ли цзи» (Записи о ритуале), «Сяо цзин» (Канон сыновней почтительности), «Юэ цзин» (Канон музыки) и летописи «Чунь-цю», подготовив, тем самым, передачу Небесного мандата потомкам Красного Дракона из рода Лю, т.е. династии Хань. Считалось, что Конфуций предвидел падение династии Чжоу, воцарение и гибель Цинь и расцвет Хань. Так, в «Чунь-цю вэй Хань хань цзи» («Апокриф к Веснам и осеням: сохраняемые ростки Хань») Конфуцию приписывались такие слова: «Я изучал исторические записи, составленные по древним картам, исследовал и собирал небесные знамения, чтобы составить законы для императоров Хань».

Провозглашалось, что Конфуций обладал сверхъестественной властью и ему были подвластны силы природы, без его внимания не обходятся даже полет насекомого или передвижение червя. Он ставился в один ряд с легендарными совершенномудрыми императорами древности – Яо, Шунем, Вэнь-ваном.

Как отмечал Фэн Юлань,

Если бы такое отношение к Конфуцию преобладало и в последующем, он бы занял в Китае место Иисуса Христа в цивилизации Запада, и конфуцианство стало бы религией в подлинном смысле слова (Фэн Юлань. Краткая история китайской философии. СПб., 1998. С.230).

Однако в последующие годы эпохи Восточная Хань школа «старых текстов» постепенно стала вытеснять учение «новых текстов». Ее представитель, Чжэн Сюань (郑玄, 127-200 гг.), пытался синтезировать учение обоих течений. После падения Хань вплоть до династии Цин (1644-1911) спор был забыт, последующие философы склонялись в целом к интерпретации Чжэн Сюаня.

© Мария Анашина, anаshina.cоm

© "Путешествия с Марией Анашиной", 2009-2016. Копирование и перепечатка любых материалов и фотографий с сайта anashina.com в электронных публикациях и печатных изданиях запрещены.

    Поделитесь с друзьями в социальных сетях:

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

    © 2016 Путешествия с Марией Анашиной ·  Дизайн и техподдержка: Goodwinpress.ru