Сейчас я знаю четыре иностранных языка: английский и китайский на уровне B2-C1, японский и финский на уровне А1-А2. Каждый день, по возможности, стараюсь заниматься ими, мечтаю довести английский и китайский языки до уровня свободного владения ими, а японский и финский — до уверенного среднего.

Владеть другим языком – значит иметь вторую душу.
— Карл Великий

Неповоротливость системы и собственные трудности

Как правило, изучение иностранного языка в школе и в вузе далеко от совершенства. Многие воспринимают эти занятия как пустую трату времени. Учителю, которому приходится проводить занятия в разношерстной группе из 15-20 человек, редко когда удается привить любовь к иностранному языку. Нескольких часов в неделю явно не хватает на то, чтобы преподать язык на должном уровне.

К этому прибавьте весьма скучные школьные учебники, бесконечные упражнения, материал, который обрушивается лавиной на ученика, промежуточные аттестации и экзамены. На успехи в изучении языка огромное влияние оказывает и общая загруженность школьника или студента.

В результате мы имеем весьма печальную ситуацию: мы все изучали в школах и вузах иностранные языки, но мало кто потом говорит на них или горит желанием их изучать. А если ученика постоянно ругать за то, что у него что-то не получается, то, скорее всего, он потом не вернется к предмету, забыв его сразу же после выхода с экзаменов.

Я никогда не блистала особыми успехами в изучении иностранных языков, никогда не схватывала их на лету. Я упорно сидела над учебниками, делала бесконечные упражнения, переводила статьи, смотрела фильмы и слушала песни на изучаемом языке. Я учила новые слова по спискам и по карточкам, в контексте предложений и зазубривая топики. Я читала адаптированные и неадаптированные тексты, в том числе и по методу Франка, занималась с преподавателями и самостоятельно. Пожалуй, нет методики изучения иностранного языка, которую я бы не опробовала. Поэтому все сложности, с которыми сталкивается человек при изучении иностранных языков, знаю не понаслышке.

Более того, когда я говорю на одном иностранном языке, мне очень трудно переключиться на другой: тот самый случай, когда я все понимаю, но сказать не могу. Так что сейчас приходится предпринимать некоторые усилия и в этом направлении, чтобы научиться легко переходить  с одного языка на другой.

Английский язык

Я почти не помню своих школьных учителей английского языка. Они прошли мимо меня какой-то безликой серой массой. Однажды, почти в самом начале изучения английского, я чуть не схлопотала тройку в четверти. Учительница разрешила исправить её, выучив любое стихотворение на мой выбор. Скорее всего, она ожидала, что это будет что-нибудь типа «Little Mouse, where is your house?» Вместо этого я взяла два весьма серьезных произведения Уильяма Блейка: «Tiger» и первое четверостишие из «Auguries of Innocence», которые помню до сих пор. Оценку, естественно, мне повысили.

В университете английский язык не был у нас профильным предметом. Сначала мы учились по учебникам Эккерсли, Хорнби и Headway, грамматике Мёрфи, каким-то еще пособиям. Потом мы стали читать литературу по нашей специальности — философии. Почему преподаватель выбрал для изучения переведенные на английский язык произведения француза Мишеля Фуко, для меня до сих пор остается загадкой.

На кандидатском экзамене было еще веселее: мне нужно было перевести довольно большой текст о дзен-буддизме какого-то американского исследователя японского происхождения, придерживающегося постмодернистских взглядов. К счастью, экзаменующая меня преподавательница в этой теме вообще не разбиралась. А к постмодернистам я до сих пор испытываю некоторую неприязнь из-за их игр с языком.

По-настоящему я оценила ту свободу, которую дает английский язык только тогда, когда стала ездить за границу. Пусть я не всегда могла понять, что мне говорили, и не всегда могла сказать то, что хотела. Но когда я говорила на нем, у меня было больше шансов быть понятой, чем если бы я говорила по-русски. Английский язык открывает передо мной весь мир и стирает границы в общении — удивительное ощущение причастности всему и вся!

Границы моего языка являются границами моего мира.
— Людвиг Витгенштейн

Шотландия

Возможно, однажды моя мечта осуществится и я окажусь в этом суровом крае, овеянном древними легендами. Фото найдено на просторах интернета

Финский язык

Наша школа поддерживала дружеские отношения с одной из финских школ. При школе был организован «Финский клуб», в работе которого я принимала активное участие. И когда нам предложили в старших классах факультативно изучать финский язык, я тут же согласилась.

Занятия у нас вела очень приятная, мягкая женщина — карелка, которая была замужем за финном. Её занятия я вспоминаю с огромной признательностью. Она не форсировала процесс, изучение языка было в радость. Возможно, на языковых курсах за это время я выучила бы финский язык в гораздо большем объеме. Но она заложила крепкую основу. А те занятия вспоминаются как очень «уютные» и доброжелательные.

Сейчас время от времени я беру в руки финские учебники и книги, адаптированные по Франку. Конечно, хочется плотнее заняться финским. Но пока есть более первостепенные вещи. Может, когда-нибудь на пенсии…

Статуя рунопевца Вяйнямёйнена из «Калевалы» в парке Монрепо в Выборге

Статуя рунопевца Вяйнямёйнена из «Калевалы» в парке Монрепо в Выборге

Китайский язык

Китайский язык я начала учить на первом курсе университета. Поскольку этот предмет был одним из профильных, на него выделялось 10-12 часов в неделю. Начинали мы с первого тома «Основ китайского языка» Задоенко и Хуан Шуин. Этот язык шел у меня невероятно тяжело, особенно хромала устная речь. Одна из наших преподавательниц из числа тех, кого нередко называют «сильными», буквально внушила мне, что я в принципе не способна понимать китайский язык на слух. Хотя с тех пор прошла четверть века, это до сих затрудняет мне свободное общение с китайцами.

Почти каждый день я рыдала над китайским языком. У меня прекрасно шла иероглифика и мне нравилось учить иероглифы, однако я с содроганием встречала каждый иероглифический диктант. Аудирование было для меня смерти подобно.

Позднее начался общественно-политический перевод (кажется, его никто не любит). На неделю нам выдавали лист формата А-4, плотно заклеенный статьями из «Жэньминь жибао», которые надо было перевести, отчитать и выучить новые слова. Электронных словарей в то время еще не было, поэтому мы пользовались громоздкими бумажными. Редкие иероглифы, которые иногда встречались в текстах, приходилось искать в известном всем китаистам огромном и тяжеленном четырехтомнике Ошанина.

К счастью, другая преподавательница сумела нам показать, что китайский язык не так ужасен. Мы занимались с ней по учебнику 基础汉语课本 («Основы китайского языка»), затем взяли «Страноведение Китая», дополнительно читали китайские сказки и легенды. Не было метаний от одного учебника к другому, учебные материалы были интересными, поэтому прогресс был весьма ощутим.

Для изучения языка гораздо важнее свободная любознательность, чем грозная необходимость.
— Святой Августин

Кроме того, мы изучали основы вэньяня, в который нас окунули подобно тому, как бросают в воду не умеющих плавать детей, в надежде, что те поплывут. Мы читали в подлиннике величайшие произведения китайской философской классики: «Дао-дэ-цзин», «Сицы-чжуань» и другие. Эти занятия у нас вели специалисты по китайской философии. Благодаря им, позднее, во время работы над кандидатской диссертацией я смогла перевести на русский язык некоторые тексты с «буддийского» вэньяня.

Весна в парке Ихэюань

Весна в парке Ихэюань, Пекин

Японский язык

В то время я работала в Институте философии РАН и находилась в затяжном творческом тупике. Однажды мне пришла в голову идея, что для моих исследовательских целей неплохо бы немного изучить основы японского языка. Тем более, что моя мама когда-то давно учила этот язык и я смутно помнила буквы катаканы и хираганы. А иероглифика, заимствованная из китайского языка, большей частью знакома.

Однако знание китайского языка при изучении японского меня только сильнее запутало. Онные и кунные чтения иероглифов сводили с ума. Японская грамматика, абсолютно непохожая на китайскую, хотя и была легче финской, внушала ужас своей сложностью, особенно после английской и китайской.

Когда ты изучаешь иностранный язык, то невольно проникаешься духом страны изучаемого языка. Япония — явно не моя страна. Хотя мне очень нравятся отдельные аспекты японской культуры, как, например, японские сады, живопись и каллиграфия, поэзия, в целом она мне кажется весьма «жесткой», если не сказать «жестокой». Но бросать японский язык не хочу. Пока просто двигаюсь в его изучении в неторопливом темпе, получая от этого процесса огромное удовольствие.

Уекира Бэйкей (Япония). «Дракон и тигр»

Уекира Бэйкей (Япония). «Дракон и тигр». Современный музей каллиграфии, Москва

Изучаю языки с удовольствием

Когда я начала преподавать китайский язык, то поняла одну очень простую штуку. Нет неспособных учеников. Каждый, кто хочет выучить иностранный язык, выучит его, было бы желание. Все дело в правильно подобранной, подходящей конкретному ученику методике, а также интересе к языку и стране изучаемого языка. К сожалению, школьные учителя и институтские преподаватели не всегда могут позволить себе индивидуальный подход к каждому, находясь в жестких рамках учебных планов и часов.

Сейчас изучение иностранных языков доставляет мне огромное удовольствие. Я ловлю кайф от мелодики английского языка и с удовольствием погружаюсь в мир английской классики и древних легенд. Меня завораживает китайская и японская каллиграфия и вообще эстетика иероглифического текста. Певучесть финского языка навевает воспоминания о сдержанной северной красоте и уюте домашнего очага.

Наверное, именно такой мой путь изучения языков: через их ощущение и в своем темпе. Я читаю книги и слушаю подкасты, при необходимости делаю упражнения и обращаюсь к учебникам, смотрю передачи на Youtube и подпеваю любимым певцам.

Язык нельзя выучить «вообще», его можно выучить только до определенного уровня, а потом двигаться дальше. В языке нужно жить. В языковой среде это сделать проще, вне её — сложнее. Но благодаря интернету, различным средствам коммуникации и огромному выбору литературы на любой вкус, это вполне возможно. Главное, когда изучаешь несколько языков — успевать «пасти» их, чтобы ни один из них не забывался.

С все более возрастающим интересом я смотрю в сторону французского языка: мне нравится французская культура и природа Франции. И кто знает, может в один прекрасный день я открою учебник французского языка и начну изучать свой пятый язык.

UPD. Да, это произошло: я начала изучать французский язык.

© Сайт "История и путешествия", 2009-2019. Копирование и перепечатка любых материалов и фотографий с сайта anashina.com в электронных публикациях и печатных изданиях запрещены.

Мы в социальных сетях: ВКонтакте, Facebook, Telegram, Twitter, Instagram, Flickr, RSS, Яндекс.Дзен, Живой журнал, Tripadvisor

Онлайн-сервисы, которые помогают мне путешествовать: Посмотреть все