В моей жизни были разные путешествия – и по России, и по другим странам. По мере того, как набирался багаж впечатлений, я уяснила для себя некоторые особенности российского внутреннего туризма. По России путешествовать в чем-то легче, чем за рубежом. Например, не нужно учить иностранный язык, не нужно оформлять визы, знакомые реалии. Но в то же время – намного сложнее. И вот об этих сложностях я и хотела бы поговорить.

Прежде всего (и это для меня, пожалуй, основное), путешествия по России рвут душу. Очень во многих местах ты видишь неважные дороги, вдоль которых стоят брошенные деревни. Виднеются полуразрушенные церкви и дома, которые никогда не будут восстановлены. Пройдет время, и эти деревни, храмы, усадьбы уйдут в небытие, а лес постепенно проглотит эти пространства.

Храм Илии Пророка в селе Фалилеево

Храм Илии Пророка в селе Фалилеево, Костромская область, 1815 года постройки. Будет ли он когда-то отреставрирован?

Старый дом

Старый дом где-то в Вологодской области, по дороге между Череповцом и Пошехоньем. Когда-то здесь кипела жизнь. Но сейчас дом умирает.

Руины главного усадебного дома в Ольгово, Подмосковье

Руины главного усадебного дома в Ольгово, Подмосковье. Трудно поверить, что еще несколько десятилетий назад это было весьма крепкое здание. Есть ли надежда на восстановление?

Ситуация в городах, особенно малых, не легче. Сколько прекрасных старинных домов изуродованы сайдингом, их фасады закрыты пестрыми рекламными щитами, скрывающими красоту здания. Все чаще видны пластиковые окна, где уже нет прежней обрешетки, и даже самые изысканные наличники теряют часть своей красоты. Рядом – очередные руины, на которые местные власти смотрят с равнодушием – реставрировать очень дорого, проще дождаться, пока разрушится окончательно, а затем продать пустой участок земли.

Дом Ванчакова в Вышнем Волочке

Дом Ванчакова в Вышнем Волочке, Тверская область, 2-ая половина XIX века. Вряд ли этот дом удастся сохранить.

Деревянный дом в Муроме

Деревянный дом в Муроме

Так и живем. Многие российские города можно было бы превратить в конфетку. Но, в лучшем случае, в порядок приведен самый центр, одна-две улицы. А всё остальное в большинстве случаев – разруха, помойка, серые коробки, среди которых как-то умудряются жить люди. Хотя бывают и приятные исключения. И в очередной раз задаешься вопросом: почему, откуда так? Реставрацию нескольких зданий или симпатичный микрорайон воспринимаешь как чудо, а не как норму.

Речной вокзал в Твери

Еще недавно Речной вокзал в Твери был цел, хотя и в неважном состоянии. Но вечером 7 августа 2017 года началось его разрушение.

Калязин

Как больно смотреть на Калязин! Обрывающаяся в воду улица, колокольня посреди воды — все это свидетельство трагедии строительства Волжского каскада. Ощущение, что город до сих пор не оправился от тех печальных событий.

Некоторые мои знакомые именно из-за этого отказываются от путешествий по России. Невыносимо видеть, как уходит наша история, разруха захватывает все новые и новые пространства, где еще несколько десятилетий назад жили люди. В мегаполисах старые здания уступают место ультрасовременным постройкам, лишая города их исторического обаяния.

дом Ховинга в Выборге

Какая судьба ждет дом Ховинга в Выборге, один из лучших образцов северного модерна?

Входоиерусалимская церковь в Солигаличе

Входоиерусалимская церковь в Солигаличе, переоборудованная в советское время в ДК, сейчас являет собой мерзость запустения.

Сколько населенных пунктов, где нет элементарных удобств! Отсутствуют магистральное водоснабжение и канализация, нет газа. Для меня это немыслимо — в богатейшей газом стране не газифицированы целые города! А люди до сих пор ходят в туалеты в «домик неизвестного архитектора», берут воду из колонок и колодцев. Ибо не у всех есть немалые средства сделать автономную систему.

Дом в Туле

Не знаю, как внутри, но внешне этот многоквартирный дом в Денисовском переулке в Туле выглядит страшно. Хотя подобное я видела во многих городах, ситуация типична.

Путешествовать по России горько. Каждая руина – это как ножом по сердцу. Я преклоняюсь перед энтузиастами, которые выбивают гранты или находят спонсоров на реставрацию, своими руками реставрируют убитые церкви и усадьбы. К сожалению, у меня нет таких возможностей. Я могу лишь рассказывать о каких-то местах, заинтересовать, пытаться донести проблему до как можно большего числа людей, фотографировать то, что, возможно, через несколько лет будет утрачено безвозвратно.

Рыбинск, двор

Двор в самом центре Рыбинска

Мне могут возразить, что «Москва не сразу строилась», что постепенно начинается возрождение усадеб, городов. Да, отвечу я. Я знаю примеры, и немало. Но это — капля в море по сравнению с тем, что продолжает разрушаться и исчезает на наших глазах.

Собор Воскресения Христова в Солигаличе

Собор Воскресения Христова в Солигаличе разрушается. Если в ближайшее время не будут приняты экстренные меры, мы рискуем потерять уникальный памятник архитектуры XVII века, колыбель Солигалича.

Собор Бориса и Глеба в Борисоглебском монастыре в Торжке

Собор Бориса и Глеба в Борисоглебском монастыре в Торжке, творение гениального русского архитектора Николая Александровича Львова, 1785-1796 годы. За 10 лет реставрация почти не продвинулась.

Есть и другая сложность – дороговизна. Путешествовать по России дорого, особенно по её отдаленным уголкам. Я была на Камчатке. 10 лет назад на месячное путешествие мы потратили больше 100 тысяч рублей на человека: билеты на самолет, вертолеты (ибо до многих мест, например, Долины гейзеров или кальдеры Узон можно добраться только на них), аренда вахтовки, услуги проводников, жилье. Сейчас, думаю, эта сумма как минимум удвоилась бы. Для большинства жителей нашей страны – неподъемные деньги.

Вулканы Камчатки

Вулканы Камчатки — незабываемое зрелище. К сожалению, большинство сможет увидеть их только на фотографиях.

Недавно стала считать, во сколько мне обойдется поездка в Якутию, о которой мечтаю с детства. Расчеты показали, что сейчас я не могу позволить себе это путешествие, чтобы увидеть хоть часть красот этого края. Другая мечта – Командорские острова. Боюсь, они тоже останутся прекрасной недостижимой мечтой.

Путешествовать по России или больно, или дорого. В Европу или Азию оказывается намного дешевле. Плюс экзотика. Разумеется, в других странах тоже есть руины, брошенные города. Но их меньше, гораздо меньше, чем у нас.

Заброшенный дом

По дороге на Андома-гору, уникальный памятник природы на берегу Онежского озера, попадаются многочисленные заброшенные дома.

Я уже не говорю о других сложностях, которых немало: отсутствие современных гостиниц во многих туристических городах, отсутствие дорог и нормального транспорта. Добавьте к этому экологические проблемы: загрязнение окружающей среды, браконьерство, незаконную вырубку леса, неконтролируемые свалки и многое другое.

Маркотхский хребет

Живописный Маркотхский хребет в Новороссийске изуродован карьерами ОАО «Новоросцемент».

Паратунка

В прошлом камчатские реки в период нереста буквально кипели от рыбы. Но браконьеры теперь перекрывают сетями устья рек, что самым отрицательным образом сказалось на богатстве рыбных ресурсов.

Поездки по России – это тяжелый труд, прежде всего, духовный. Это попытка понять историю своей страны, понять менталитет людей, которые живут на этой бесконечной территории, умудряются выживать в самых тяжелых условиях. Кроме того, это возможность запечатлеть те места и памятники архитектуры, которые могут вскоре исчезнуть. Старые фотографии позволяют хоть немного прикоснуться к прошлой жизни.

Поклонный крест, Онежское озеро

Я не знаю, сохранился ли этот крест на Онежском озере, недалеко от Великой губы. Во время наших поездок в те края в 1980-х годах мы довольно часто встречали подобные поклонные и обетные кресты. Жаль, что тогда мало их фотографировали.

Так что путешествуйте по России, несмотря на всю боль и дороговизну. Забирайтесь в самые труднодоступные места, открывайте для себя древние дороги, которые давно заброшены. Это нужно. Прежде всего, для нас самих.

Церковь Рождества Пресвятой Богородицы в Николо-Чалово

Церковь Рождества Пресвятой Богородицы в Николо-Чалово, самый север Солигаличского района Костромской области. Построена в 1790 году в стиле тотемского барокко. В прошлом здесь проходила дорога из Солигалича в Тотьму — «соляной путь». Это Северные Увалы, водораздел между бассейнами Волги и Северной Двины. Церковь, стоящая на вершине холма, была видна издалека и служила путникам своеобразным дорожным указателем границы Тотемского и Солигаличского уездов. В наши дни нормальной дороги в тех краях нет. Только зимник.

PS. Приведенные в статье фотографии — очень малая часть заброшек из моего фотоархива. Мой фотоаппарат бесстрастно регистрирует как хорошее, так и плохое. Очень хочется, чтобы наша страна стала богатой, процветающей. Чтобы люди были обеспеченными, жили в окружении красивых зданий и парков, любовались старинными памятниками архитектуры, дышали чистым воздухом и восторгались волшебной природой. Но пока, увы, до этого далеко. Наши города и села, наша среда обитания далеки от совершенства.

© "Путешествия с Марией Анашиной", 2009-2018. Копирование и перепечатка любых материалов и фотографий с сайта anashina.com в электронных публикациях и печатных изданиях запрещены

Если мой сайт оказался вам полезным, вы можете поблагодарить меня, купив туристические услуги по моим рекомендациям и ссылкам. Эти сервисы опробованы мною лично. Вы ничего не переплачиваете.