Древний монастырь в Георгиевском переулке, или тайны школы №179

Главная страница » Россия » Москва » Древний монастырь в Георгиевском переулке, или тайны школы №179

В старших классах я училась в московской школе №179, которая находится в Георгиевском переулке, в самом центре Москвы. Рядом — улицы Тверская и Большая Дмитровка, древние пути в Тверь и Дмитров. Напротив школы ныне располагаются здания Государственной Думы Российской Федерации. До Кремля — минут 5-10 неспешным шагом. Как говорится, центрее не бывает. Догадывались ли мы, ученики этой школы, что прежде на этом месте стоял старинный Георгиевский монастырь, сыгравший весьма важную роль в истории нашей страны?

Георгиевский переулок, Москва

Георгиевский переулок в 1980-е годы. На переднем плане слева — Дом Союзов (до революции — Дом Благородного собрания), справа — здание правительственного гаража (до революции — Георгиевская электростанция), ныне — выставочный зал «Малый манеж». Железобетонное здание по левой стороне переулка — бывший Госплан СССР, ныне — одно из зданий Государственной Думы РФ. Дом с аркой в конце переулка — жилой, 1930-х годов постройки, выходит на Тверскую улицу (в то время — улица Горького). За ним виднеется кусочек снесенной ныне гостиницы «Интурист» на улице Горького

Таинственные двери в школьном подвале

Обычное типовое красное с белым четырехэтажное кирпичное школьное здание. Таких немало строили в Москве на рубеже 1950-х годов. Из окон наших классов был хорошо виден роскошный особняк XVII века – палаты Троекуровых, некогда один из самых больших дворцов Москвы. Рядом – Дом Союзов с его знаменитым Колонным залом (там проходил наш школьный выпускной вечер). Но все эти постройки терялись на фоне двух огромных зданий – новостройки из стекла и бетона, которую в то время занимал Госплан СССР и сталинского здания Совета Министров СССР.

Школа №179, Георгиевский переулок, Москва

Школа №179

Саму школу, её помещения отличал какой-то особый дух. Мне сейчас даже трудно точно сказать, в чем он конкретно заключался. Но почему-то в памяти нередко всплывали картинки из жизни старой Москвы, какой-то особенный её уют, гимназические традиции. Хотя старшие классы были математическими, но учителя по гуманитарным дисциплинам — русскому языку и литературе, истории и другим предметам, были очень сильными и сумели привить к ним любовь.

Кто знает, может именно в этих стенах и зародился мой интерес к истории. Кстати, прогуливали занятия (случалось и такое) мы очень интеллигентно: исследовали старые московские улицы, переулки и проходные дворы. А уроки иногда зубрили сидя на лавочках в Александровском саду у Кремлевской стены…

Сейчас уже трудно сказать, откуда я узнала о существовавшем здесь в прошлом монастыре: то ли кто-то из учителей рассказал, то ли в книжке прочитала. И уже не вспомню, как сложился пазл: школа на месте древнего монастыря, старинные палаты Троекуровых, Кремль… В школьном дворе вдобавок высилась будка — вентиляционный киоск №246 Замоскворецкой линии Московского метрополитена. Думалось, что непременно здесь должен проходить подземный ход, а может и не один!

Наши раздевалки для уроков физкультуры располагались в подвальном помещении. В раздевалке для девочек была еще одна дверь, закрытая на большой замок. Я ни разу не видела, чтобы кто-нибудь её открывал. Кажется, подобная была и в раздевалке для ребят. Казалось, что это и есть вход в таинственные московские подземные ходы. И вместо того, чтобы переодеваться, мы, дрожа от страха, старались вскрыть замки. Безуспешно. А еще простукивали стены, и иногда слышался совсем другой, гулкий звук (а может, это мы себе тогда нафантазировали). Впрочем, думаю, здесь было больше желания пощекотать себе нервы страшными историями, нежели реального намерения открыть дверь и узнать, что же находится за ней.

Тем не менее, мы были весьма близки к истине. Когда в 90-х годах (уже после моего окончания школы) за школьным зданием стали делать спортивную площадку и срыли часть склона, обнажились подземные кельи. Кроме того, время от времени при проведении строительных и ремонтных работ здесь натыкаются на другие подземные помещения.

Подземные кельи Георгиевского монастыря, Москва

Подземные кельи Георгиевского монастыря, обнаруженные в проезде между школой и банком. Источник: Викимапия

Что же это был за монастырь, чье имя теперь сохранилось только в названии переулка и о существовании которого ныне знают лишь любители старины?

Монастырь рода Романовых

История основания Георгиевского монастыря уходит в далекое прошлое. Уже в XV веке на этом месте существовал приходской храм «Егорий каменный на Посаде», который упоминается в духовой грамоте 1462 года Великого князя Василия II Темного и в летописи о великом пожаре 28 июля 1493 года. Этот пожар начался на Арбате, в результате погорел весь посад. Кстати, именно тогда мы впервые встречаем упоминание улицы Арбат.

Георгиевский монастырь, Москва

Бывший Георгиевский монастырь на рубеже XIX-XX веков. На переднем плане — Казанская церковь, за ней — Георгиевский храм

Святой Георгий Победоносец издревле считался покровителем Москвы. Храмы, посвященные ему, обычно строили на возвышенностях, поблизости от важных торговых путей. Поэтому неудивительно, что здесь, недалеко от стен Кремля, между дорогами, ведущими на Тверь и Дмитров, был заложен Георгиевский храм. Рядом находились владения боярина Федора Андреевича Кошки (умер в 1407 году), выдающегося политического деятеля Московского княжества при Дмитрии Донском и Василии I.

Федор Кошка занимал высокое положение. Приведу два упоминания о нем. Так, в 1393 году «… великий князь Василий Дмитриевич послал … в Новгород Федора Кошку, сына Андрея Кобылы, Ивана Удода и Селивана, и они закрепили мир по старине и обязались давать великому князю черный бор со всех волостей новгородских». В письме ордынского темника Едигея московскому князю Василию I, датированном 1409 годом, говорится: «… Добрые дела были в Орде от Федора Кошки, добрый был человек…»

Федор Кошка и его сын Иван Федорович считаются прямыми предками Романовых, будущей царской династии России. От них происходит род Кошкиных (позже Захарьиных), разделившегося затем на ветви Яковлевых, Романовых и Ляцких.

По одной из версий, вдова Федора Кошки основала при Георгиевской церкви монастырь. Согласно другой, более распространенной, монастырь здесь появился в начале XVI века и связывается с именем воеводы Юрия Захарьевича Кошкина-Захарьина (умер в 1504 году), правнука Федора Кошки и деда царицы Анастасии Романовны, первой жены царя Ивана Грозного. Юрий Захарьевич восстановил из пепелища Георгиевскую церковь и был её прихожанином. Его дочь, Феодосия Юрьевна Юрьева-Захарьина (ум. в 1573 году) основала в память об отце женский монастырь, «в честь святого царей поборника и дев защитника». Впервые Георгиевский монастырь упоминается в грамоте Василия III, датированной 1523 годом.

Феодосия Юрьевна лично отобрала первых насельниц монастыря и после своей смерти была погребена здесь. При жизни она занималась воспитанием своей племянницы Анастасии Романовны (1530 или 1532-1560), рано потерявшей родителей. Здесь юную, хорошо образованную по тем временам девушку встретил юный Иван Грозный, водивший дружбу с её братьями. И без памяти влюбился в неё. Последующие смотрины царских невест были лишь формальной процедурой. Так Анастасия стала царицей.

Но не знатность, а личные достоинства невесты оправдывали сей выбор, и современники, изображая свойства её, приписывают ей все женские добродетели, для коих только находили они имя в языке русском: целомудрие, смирение, набожность, чувствительность, благость, соединённые с умом основательным; не говорят о красоте: ибо она считалась уже необходимою принадлежностию счастливой Царской невесты. — Карамзин Н. М. Глава III. Продолжение государствования Иоанна IV. Годы 1546—1552 // История государства Российского

Анастасия оказывала благотворное влияние на вспыльчивого Ивана Грозного. Она родила шестерых детей, занималась вышиванием; многие её вышивки являются настоящими произведениями искусства. Царица неоднократно посещала Георгиевский монастырь, жертвовала щедрые дары на его устроение и поставила рядом с ним церковь Анастасии Узорешительницы (была разобрана в 1793 году).

Анастасия Романовна скончалась 7 августа 1560 года. В 2000 году её останки были исследованы специалистами Бюро судебно-медицинской экспертизы Комитета здравоохранения Москвы. В косе и погребальных одеждах было обнаружено огромное содержание свинца, мышьяка и ртути, что свидетельствует о версии отравления царицы.

Тринадцать лет он наслаждался полным счастием семейственным, основанным на любви к супруге нежной и добродетельной. Анастасия ещё родила сына, Феодора, и дочь Евдокию; цвела юностию и здравием: но в июле 1560 года занемогла тяжкою болезнию, умноженною испугом. В сухое время, при сильном ветре, загорелся Арбат; тучи дыма с пылающими головнями неслися к Кремлю. Государь вывез больную Анастасию в село Коломенское; сам тушил огонь, подвергаясь величайшей опасности: стоял против ветра, осыпаемый искрами, и своею неустрашимостию возбудил такое рвение в знатных чиновниках, что Дворяне и Бояре кидались в пламя, ломали здания, носили воду, лазили по кровлям. Сей пожар несколько раз возобновлялся и стоил битвы: многие люди лишились жизни или остались изувеченными. Царице от страха и беспокойства сделалось хуже. Искусство медиков не имело успеха, и, к отчаянию супруга, Анастасия 7 Августа, в пятом часу дня, преставилась… Никогда общая горесть не изображалась умилительнее и сильнее. Не Двор один, а вся Москва погребала свою первую, любезнейшую Царицу. Когда несли тело в Девичий Вознесенский монастырь, народ не давал пути ни Духовенству, ни Вельможам, теснясь на улицах ко гробу. Все плакали, и всех неутешнее бедные, нищие, называя Анастасию именем матери. Им хотели раздавать обыкновенную в таких случаях милостыню: они не принимали, чуждаясь всякой отрады в сей день печали. Иоанн шёл за гробом: братья, Князья Юрий, Владимир Андреевич и юный Царь Казанский, Александр, вели его под руки. Он стенал и рвался: один Митрополит, сам обливаясь слезами, дерзал напоминать ему о твёрдости Христианина… Но ещё не знали, что Анастасия унесла с собою в могилу!

Здесь конец счастливых дней Иоанна и России: ибо он лишился не только супруги, но и добродетели … — Карамзин Н. М. Глава V. Продолжение государствования Иоанна IV. Годы 1552—1560 // История государства Российского

После её смерти царь кардинально переменился. Согласно летописи, «умершей убо царице Анастасии нача царь яр быти и прелюбодействен зело».  Спустя 5 лет в стране была введена Опричнина. Царь удалился в Александровскую слободу, откуда осуществлял управление государством. Там, по легенде, он убил своего сына Ивана, который должен был стать следующим царем.

♦ По теме: Александров — столица Ивана Грозного

После кончины Ивана Грозного престол унаследовал третий сын Анастасии Федор Иоаннович (1557-1598, Великий князь Московский с 18 (28) марта 1584 года), последний из московской династии Рюриковичей. Слабый и болезненный, он, по словам Ивана Грозного, был «постник и молчальник, более для кельи, нежели для власти державной рождённый».

Английский дипломат Джильс Флетчер так отзывался о царе:

Теперешний царь (по имени Феодор Иванович) относительно своей наружности: росту малого, приземист и толстоват, телосложения слабого и склонен к водяной; нос у него ястребиный, поступь нетвердая от некоторой расслабленности в членах; он тяжел и недеятелен, но всегда улыбается, так что почти смеется. Что касается до других свойств его, то он прост и слабоумен, но весьма любезен и хорош в обращении, тих, милостив, не имеет склонности к войне, мало способен к делам политическим и до крайности суеверен. Кроме того, что он молится дома, ходит он обыкновенно каждую неделю на богомолье в какой-нибудь из ближних монастырей. — Цит. по: Дмитрий Володихин. Царь Федор Иоаннович. Когда на троне блаженный // Журнал «Фома» № 9 (77) сентябрь 2009, http://foma.ru/czar-fedor-ioannovich.html

Царь Федор Иоаннович всячески поддерживал Георгиевский монастырь. Во время крестных ходов из Георгиевской церкви выносили икону небесного покровителя царя Феодора Стратилата.

После воцарения династии Романовых Георгиевский монастырь стал одним из богатейших в Москве. В 1652 году на месте палат Юрия Захарьевича Кошкина-Захарьина на средства Родиона Матвеевича Стрешнева была построена теплая церковь в честь Казанской иконы Божией Матери. Два придела были освящены во имя Алексия, человека Божьего — святого покровителя царя Алексея Михайловича и святой Екатерины, небесной покровительницы его дочери.

Георгиевский монастырь, Казанская церковь

Казанская церковь Георгиевского монастыря

Родион Матвеевич Стрешнев (умер в 1687 году) — боярин, один из верных сподвижников царя Алексея Михайловича и один из воспитателей будущего царя Петра I. В 1653 году он возглавлял посольство на Украину для объявления гетману Богдану Хмельницкому, что царь «принимает его под свою высокую руку», а от него привез царю ответ с обещанием непоколебимой верности. За труды в 1664 году ему было даровано имение Покровское-Стрешнево, которым Стрешневы владели вплоть до Октябрьской революции. После смерти Стрешнева его сын Иван преподнес в дар Георгиевскому храму образ Собора архангела Михаила работы мастеров Оружейной палаты.

Поблизости от монастыря появились богатые дома. На другой стороне Георгиевского переулка еще в XVI веке были выстроены палаты Троекуровых. В середине и в конце XVII века они перестраивались, став одним из самых больших дворцов Москвы. Стольник, боярин и воевода в Киеве Иван Борисович Троекуров (1633-1703) возглавил Стрелецкий приказ после казни своего предшественника, Федора Шакловитого в 1689 году, став последним главой этого ведомства. Говаривают, что на свой дом Иван Борисович Троекуров потратил средства, предназначенные для строительства Сухаревой башни.

♦ По теме: Палаты Троекуровых в Москве: гибнущий памятник XVII века

Палаты Троекуровых, Георгиевский переулок

Палаты Троекуровых (старое фото). Именно такими я их и видела во время своей учебы в школе. В наши дни они затянуты строительной сеткой с нарисованными на ней фальшфасадами и медленно разрушаются — похоже, ни городу, ни органам государственной власти они не нужны.

Вдоль Охотного Ряда были выстроены другие роскошные палаты, «восьмое чудо света», как их называли в то время, принадлежавшие князю Василию Васильевичу Голицыну (1643-1714), фавориту царевны Софьи. Увы, до наших дней они не дошли — их и упоминавшуюся выше церковь Параскевой Пятницы снесли к началу 1930-х годов и на этом месте построили здание Совета Труда и Обороны, которое впоследствии занимал Совет Министров СССР, Госплан СССР, а ныне — Государственная Дума РФ.

Палаты Голицына в Охотном Ряду

Палаты Голицына в Охотном Ряду незадолго до сноса

В начале XVIII века по благословению местоблюстителя Стефана Яворского была построена новая соборная Георгиевская церковь, затем — надвратная церковь Спаса Нерукотворного. В 1750 году княгиня Прасковья Шаховская в честь и во здравие императрицы Елизаветы Петровны построила церковь святых Захария и Елисаветы.

Императрица Елизавета Петровна особенно любила Георгиевский монастырь и часто посещала его во время своего пребывания в Москве, жертвовала щедрые дары. Статус родового монастыря династии Романовых всячески подчеркивался. Так, например, в иконостасе соборного Георгиевского храма находилась икона архангела Михаила с двуглавым орлом в короне на груди.

Во время охватившей Москву эпидемии чумы в 1771 году многие насельницы Георгиевского монастыря скончались. В 1773 году монастырь горел. Однако императрица Екатерина II, также благоволившая этой обители, велела её восстановить.

Георгиевский монастырь был местом последнего упокоения многих известных людей своего времени. Здесь покоились Троекуровы, учитель Петра I дьяк Никита Моисеевич Зотов (около 1644-1718), князь-кесарь Федор Юрьевич Ромодановский (около 1640-1717) и его сын, князь-кесарь, московский генерал-губернатор и сенатор Иван Федорович Ромодановский (конец 1670-х-1730). Лежал здесь и вице-канцлер, начальник монетной канцелярии Михаил Гаврилович Головкин (1699-1754), попавший в опалу и умерший в ссылке в Ярмонге на Колыме; его тело похоронила в Георгиевском монастыре его вдова, Екатерина Ивановна (урожденная княжна Ромодановская, 1700-1791). Она разделила с мужем все тяготы ссылки и после его смерти жила в Георгиевском монастыре, где также была погребена позднее. Здесь же покоились тела и других Головкиных. У северной стены Георгиевского собора был похоронен генерал-фельдмаршал, московский градоначальник граф Александр Борисович Бутурлин (1694-1767).

В Георгиевском монастыре принимали постриг представительницы самых знатных родов — Гагарины, Лопухины, Нарышкины, Мещерские. Здесь, как и в Ивановском монастыре, содержали именитых женщин-заключенных. Кроме того, в Георгиевском монастыре дозволялось жить женщинам без принятия монашеского пострига. Они нередко воспитывали сирот и малолетних родственниц, обучали их рукоделию — Георгиевский монастырь славился своими кружевами.

Георгиевский монастырь, Георгиевский переулок, Москва

Георгиевский монастырь, XVIII век. Источник: Старые карты Москвы и Подмосковья, retromap.ru

Конец процветанию монастыря положила Отечественная война 1812 года. Еще перед вступлением французов в Москву большинство монахинь были вывезены из монастыря, остались лишь игуменья, несколько монахинь, священник Иоанн Алексеев с попадьей Евдокией Васильевой и дьякон. Монастырские сокровища спрятали в землю под амвоном Георгиевского собора.

Вечером 15 (3) сентября неприятель ворвался в монастырь. Французы, наслышанные про богатства монастыря, жестоко пытали монахинь и священника. Французам удалось-таки найти спрятанные монастырские сокровища. Однако спрятанную отдельно жемчужную ризницу монастыря с двумя бесценными ризами с оплечьями низанными жемчугом неприятель так и не обнаружил. Нескольким монахиням удалось бежать в Богородице-Рождественский монастырь и укрыться там.

Целый день 16 (4) сентября 1812 года в монастыре продолжался пожар, в котором погибли практически все постройки. Уцелели лишь одна церковь, но обезображенная огнем, келья игуменьи и четыре кельи сестер.

Монастырь был настолько опустошен, что в 1813 году было принято решение упразднить его. На средства богатых прихожан монастыря Бекетова и Дурасова были восстановлены Георгиевская и Казанская церкви, ставшие отныне приходскими. С северной стороны было построено здание для церковнослужителей  Архангельского и Благовещенского соборов Кремля. В 1866 году была разобрана церковь святых Захарии и Елисаветы.

В 1887 году на углу Георгиевского переулка и Большой Дмитровки по проекту молодого зодчего Владимира Дмитриевича Шера (1850 — после 1893) было построено в псевдорусском стиле здание Георгиевской электростанции. Заказчиком строительства выступало «Общество электрического освещения 1886 года», принадлежавшее Карлу Сименсу. Георгиевская электростанция должна была электрофицировать Постниковский пассаж на Тверской (ныне Московский драматический театр имени М. Н. Ермоловой). В декабре 1888 года электростанция дала первый ток, но обеспечить все потребности города она не могла. Поэтому вскоре началось строительство новой мощной электростанции на Раушской набережной, введенной в эксплуатацию в 1897 году.

Георгиевская электростанция

Георгиевская электростанция и купола храмов бывшего Георгиевского монастыря за ней

Георгиевская электростанция недолго пустовала. В декабре 1901 года в её помещениях открылась «электрическая выставка», где впервые в Москве был продемонстрирован «беспроволочный телеграф» изобретателя А.С. Попова. В 1905 году в здании разместился один из первых в Москве автомобильных гаражей, а в ранние советские годы – первый столичный таксопарк, преобразованный затем в правительственный гараж. В наши дни в здании Георгиевской электростанции располагается выставочный зал «Новый Манеж» («Малый Манеж»).

Общий план владений упраздненного Георгиевского монастыря, Георгиевский переулок, Москва

Общий план владений упраздненного Георгиевского монастыря, 1899 г. Источник: Старые карты Москвы и Подмосковья, retromap.ru

В конце XIX века Георгиевская церковь стала приходской для артистов Большого и Малого театров. После Октябрьской революции церкви были закрыты, на их месте предполагалось построить мастерские для Большого театра. Реставраторы же предлагали более щадящий вариант: сохранить внешний облик церковных зданий, а внутри полностью приспособить их под театральные мастерские. Однако в конечном итоге в 1931 году Георгиевский и Казанский храмы были приспособлены под помещения таксомоторного парка, что нанесло им непоправимый урон. Монастырская икона великомученика Георгия была передана в церковь Воскресения Словущего на Успенском Вражке (Брюсов пер., д. 15/2).

Георгиевский монастырь, Москва

Георгиевский монастырь незадолго до сноса

В 1935 году храмы были разобраны на кирпич. В 1949 году на месте Георгиевского собора было построено школьное здание, а на месте Казанской церкви разбит школьный двор. Во время строительства школы советский историк и археолог В.Б. Гиршберг смог спасти из монастырского некрополя надгробия XVI-XVIII веков, которые затем были переданы в музей Спасо-Андроникова монастыря.

Георгиевский монастырь

Георгиевский монастырь в 1930-х годах, незадолго до сноса

В 1990 году во время проведения археологических изысканий Центром археологических исследований города Москвы, севернее Георгиевской церкви были обнаружены многочисленные погребения и раскрыт подклет церкви святых Захарии и Елисаветы с захоронениями ктиторов-вкладчиков монастыря в надписанных белокаменных саркофагах.

Георгиевский монастырь, археологические раскопки

План археологических раскопок 1990 г., из отчета Векслера А.Г. Источник: Старые карты Москвы и Подмосковья, retromap.ru

Школьные годы чудесные…

Я мысленно возвращаюсь в свои школьные годы. Необыкновенный уют старой московской школы, её традиции, особая аура. Большие деревья перед школьными окнами. Заснеженные крыши старых московских домов. Весной во дворе оглушительно пели птицы и не верилось, что это самый центр огромного мегаполиса. Патриархально-уютные палаты Троекуровых, в которых, казалось, должны быть удивительно-сказочные интерьеры. И здание Госплана, за которым зимой скрывалось солнце.

Думаю, что дух древнего монастыря по-прежнему витал в длинных школьных коридорах, в просторных классах. И я знаю, что существуют настоящие школы, о которых потом вспоминаешь с теплотой и благодарностью. 179-я — одна из них.

Об археологических раскопках и не только

Уже после публикации этой статьи мне на почту написал учитель химии и физкультуры школы №179 Анфиногенов Дмитрий Николаевич и дополнил материал многими интересными подробностями. С его разрешения я привожу выдержки из нашей переписки.

В 1911 г. в Георгиевской церкви отпевали Илью Саца. В письмах Наталии Сац говорится о кинохронике похорон отца. Найти этот фильм нам пока не удалось.

Под спортивной площадкой нет ходов. Там все перекопали археологи. На фото часть подвалов, которые находились в проезде между школой и банком (бывшие кельи). Работники банка не пустили меня в подвалы здания (17 в.), но рассказали о закрытом ходе. Под горкой за школой, за домами Камергерского, тоже подвалы. Все это вскрывали рабочие несколько лет назад. Подарили школе 2 копейки серебром.

Раньше в подвале протекал ручеек. Волшебная дверь (та, которая так нас волновала в подвалах раздевалки, — М.А.) — это склад спортинвентаря. Единственный найденный там раритет — часть фундамента из белого камня, но это со стороны выхода напротив столовой. Если посмотреть расположение кладовки для инвентаря, то это южная сторона трапезной, там были склепы Зотова и Ромодановского.

Андрей Жильцов (бывший ученик школы, — М.А.) рассказывал, что когда археологи что-то нашли, занятия в школе отменили. Думаю, что мальчишки больше интересовались событиями вокруг школы. Учитель математики Лилия Сергеевна вспоминала, как Лисенков катал по классу украденные из захоронений черепа. Михаил Юрьевич и Ованес Георгиевич (учителя) спасали открытые археологами склепы от разграбления школьниками. Учитель истории собирал материалы о раскопках и истории места, но с его уходом из школы все документы исчезли. Я начал работать в 1992 и ничего об этих событиях не знал, пока случайно не увидел гравюру «Церковь в Георгиевском переулке». С 1999 я стал сам собирать материалы.

Вам знаком археолог Векслер А.Г.? Я с ним познакомился по совету Валентины Дмитриевны Никитиной (директор школы до 2001). Александр Григорьевич встретил меня в своём офисе, рассказал, что раскопки были аварийными, т.е. планировалось большое строительство. Он возмутился шумихой вокруг якобы найденного большого золотого креста, которого не было. Аккуратно достал с полки работу Гиршберга и порекомендовал изучить. Также он сказал, что все найденные останки были перезахоронены в Свято-Даниловском монастыре. Пообещал помочь школьному музею экспонатами…

Я расскажу случай из жизни школьной спортплощадки. Весна 2010?. Вешние воды открыли в земле проем. В глубине белокаменное надгробие.

Бывший Георгиевский монастырь на карте

  • Адрес школы №179 Московского института открытого образования: Россия, Москва, улица Большая Дмитровка, 5/6с7
  • Сайт: www.179.ru

© Мария Анашина, anashina.com

© "Путешествия с Марией Анашиной", 2009-2017. Копирование и перепечатка любых материалов и фотографий с сайта anashina.com в электронных публикациях и печатных изданиях запрещены

  • Экскурсии по Москве и Подмосковью

    Посмотреть все экскурсии по Москве и Подмосковью





Комментарии к статье

avatar
Татьяна

Потрясающая история! Конечно, в школе непременно должен сохранится дух намоленного веками места. Надеюсь, что современные ученики твоей школы на уроках москвоведения изучают историю монастыря.

Валентина

Захватывающая история. Нынешние ученики, наверное, тоже пытаются найти подземные ходы.

Дмитрий
Дмитрий

В школе есть стенд с материалами выступления группы учителей и школьников в музее «Палаты бояр Романовых» к 400-летию дома Романовых. Там есть много интересного о монастыре и его основателях.

Дмитрий
Дмитрий

Приходите на День математика=День выпускников в феврале см.www.179.ru

wpDiscuz
© 2017 Путешествия с Марией Анашиной ·  Дизайн и техподдержка: Goodwinpress.ru