В китайском языке есть выражение 指月 zhǐyuè — «указывать пальцем на Луну». Оно означает, что посредством пальца мы можем указать в направлении Луны, но сама Луна пальцем не является. Именно это сравнение пришло мне в голову после прохождения курса «Басё зимой» 冬に芭蕉, организованного Анной Семидой.

Кацусика Хокусай (1760-1849). Снежное утро на реке Коисикава. Из серии "Тридцать шесть видов Фудзи"
Кацусика Хокусай (1760-1849). Снежное утро на реке Коисикава. Из серии «Тридцать шесть видов Фудзи»

Когда читаешь хайку на японском языке, понимаешь, насколько они многозначны, какая бездна смыслов скрывается за каждым иероглифом и каждым словом. Как возможно все это уместить в русском переводе? В сущности, это нереальная задача. Мне вспоминаются слова Кумарадживы, одного из четырех великих переводчиков буддийских текстов на китайский язык, жившего в IV – начале V века:

В обычаях Индии высоко ценить сочинительство. Прекрасны гармония, стиль и рифма сочинений этой страны, исполняющихся под аккомпанемент струнных инструментов. Всякий, кто удостоился приема у правителя, обязан исполнить в его честь славословие. И в буддийских церемониях пение призвано услаждать слух. Гатхи и шлоки, встречающиеся в сутрах, — образцы такого рода. Однако, переведенные с индийского языка, они теряют свое изящество и выразительность. Притом, что китайские переводы доносят основное содержание оригинала, они лишены присущего ему стиля. Чтение такого перевода подобно поглощению прежде пережеванной кем-то пищи. Принятие такой пищи не приносит никакого удовольствия и способно вызвать только рвоту. (Хуэй-цзяо, «Жизнеописание достойных монахов»)

Конечно, я не столь радикальна в оценке перевода, как Кумараджива, но в целом с ним согласна: в переводе мы теряем массу существенных для понимания вещей. Тем не менее, переводить, безусловно, надо. Наиболее правильным решением в данной ситуации мне показалось перевести хайку подстрочником, чтобы максимально, насколько это возможно с учетом многозначности японских слов и иероглифов, передать их смысл. Однако, в таком случае, теряется размер 5-7-5. Кроме того, перевод хайку неизбежно требует дополнительных комментариев.

Хайку 1

冬枯れや 世は一色に 風の音
фуюгарэ-я/ ё-ва хитоиро-ни/ кадзэ-но ото

Зимнее увядание.
В мире одноцветном
Звук ветра

Мой перевод и комментарии: Хайку Басё: зимнее увядание, которое, возможно, вовсе не увядание

Хайку 2

魚鳥の 心はしらず 年わすれ
уо тори-но/ кокоро-ва сирадзу/ тосивасурэ

Рыб и птиц
Душа неведома.
Проводы старого года

Мой перевод и комментарии: Хайку Басё: провожая старый год

Хайку 3

月白き 師走は子路が 寝覚め哉
цуки сироки/ сивасу-ва сиро-га/ нэдзамэ кана

Белая луна
В месяц бегущих учителей Цзы-лу
Пробуждение!?

Мой перевод и комментарии: Хайку Басё: что скрывают «бегущие учителя» и ученик Конфуция Цзы-лу

Хайку 4

冬庭や 月もいとなる 虫の吟
фую нива я/ цуки-мо ито нару/ муси-но гин

Зимний садик.
Луна тоже ниточкой становится
Насекомых звуки

Мой перевод и комментарии: Хайку Басё: зимний сад под светом молодой луны

Хайку 5

梅が香に のっと日の出る 山路哉
мумэ-га ка-ни/ нотто хи-но дэру/ ямадзи кана

В аромате слив
Внезапно солнце восходит
Горная дорога!

Мой перевод и комментарии: Хайку Басё: слива-умэ, восход солнца и горная дорога

Можно по-разному переводить хайку. Кто-то стремится максимально сохранить форму, кто-то — содержание. Иногда хайку становится отправной точкой для собственного творчества. В этом отношении, переводчик всегда является соавтором. Мне этот курс показал, что понять всю глубину хайку, по крайней мере, хайку Басё, можно только читая их на том языке, на котором они были написаны, проникая во все многообразие смыслов, заложенных в каждом слове, в каждом иероглифе. Именно поэтому я отказалась от поэтического перевода.

В этих хайку Басё явственно ощущается философия дзэн-буддизма. Каждое из них – это коан, ведущий к просветлению и обретению своей первоначальной природы, которая есть объемлющая весь мир природа Будды.

© Сайт "Дорогами Срединного Пути", 2009-2021. Копирование и перепечатка любых материалов и фотографий с сайта anashina.com в электронных публикациях и печатных изданиях запрещены.