Как мы с Кубом делали join-up

Главная страница » Кубические истории » Как мы с Кубом делали join-up

КубикСегодня я хотела бы рассказать о том, как в марте 2009 года мы делали с Кубиком join-up по методу Монти Робертса. Его суть заключается в том, что человек путем определенных действий устанавливает свое главенство над лошадью, причем достигается это исключительно при помощи мягких методов.

Вкратце join-up можно описать следующим образом. Лошадь – стадное животное, и самым страшным наказанием для нее будет изгнание из табуна, что, фактически, означает верную гибель. Кроме того, у лошадей нет раз и навсегда заданной иерархии, т.е. время от времени лошади делают попытку подняться вверх. Когда новая лошадь попадает в незнакомый табун, то первое время она держится на расстоянии. Когда же она пытается приблизиться, то ее начинают отгонять. Аналогично, если лошадь плохо себя ведет, выказывает непочтение, главная кобыла изгонит ее и не позволит приблизиться до тех пор, пока нарушитель не изменит своего поведения. Т.е. лошадь должна всем своим видом показать свое почтение, готовность подчиняться требованиям вожака. Именно на этом принципе и основан join-up. В данном случае, человек выступает в роли вожака, альфы, цель которого – добиться подчинения лошади. Причем говорит он с лошадью на ее языке. Более подробно о методе можно почитать на сайте «Старый Друг».

Кубик на тот момент находился у меня уже чуть больше года, мы активно занимались с ним манежной ездой, много ездили в поля. Занимались и на земле, он уступал давлению, играли с ним в некоторые из Семи игр Парелли.  Однако, чувствовалось, что подлинного уважения ко мне с его стороны не было. Скорее, он подчинялся мне по необходимости, но не по доброй воле. Хотя никаких особых эксцессов не происходило. Разве что во время столь нелюбимой им манежной работы он всем своим видом показывал недовольство, временами злился, да и внешне был довольно закрытой лошадью, которая рассматривала меня, в первую очередь, как «морковное дерево». И однажды, когда мы работали на корде в полях (дело было в начале марта), Кубик от меня сбежал. Несмотря на то, что корда была пристегнута к уздечке, он сумел вырвать конец у меня из рук, сделал несколько кругов по полю, вторая лошадь, которая работала параллельно с нами, подыграла, и они вдвоем поскакали к конюшне. Я с коноводом (Дашей) бросились за ними.

Однако вместо того, чтобы вбежать в саму конюшню, они побежали дальше, к левадам. По дороге Куб наступил на корду и оторвал карабин. В левадах находились жеребцы. Куб покрутился около одной из них и, недолго думая, с места запрыгнул в нее, перемахнув через метровую ограду. Буся, который гулял там, вжался в угол, на морде его читалось: «Какая большая ЛОШАДЬ!». А Кубик (мерин, кстати), задравши хвост, стал носиться кругами. На наши крики прибежала Катя, тренер. Мы быстро вывели из левады Бусю и стали ловить Куба. А Кубу было весело! С козлопуками, свечками и прочими прыжками он стал удирать от нас. Тогда Катя и решила, что надо устроить Кубику join-up, чтобы впредь уважал старших.

С бичом в руке я встала в центр левады. Катя и Даша остались с внешней стороны. Кубик остановился в углу и стал нюхать навоз. «Медленно подходи к нему, иди не прямо на него, а по касательной, не смотри на него, опусти глаза», — приказала мне Катя. Я так и сделала. Однако как только я приблизилась к Кубу на несколько метров, он отбежал. «Гони его, галопом!» — крикнула Катя. Щелкнув бичом в воздухе, я погнала Куба. Он с гордым видом понесся по стенке. «Не давай ему переходить в рысь, прятаться в углах! Зло смотри ему в глаз!» — последовали советы. Несколько раз Куб пытался перепрыгнуть через ограждение левады, но Катя и Даша отгоняли его обратно. Так прошло 10, 20 минут. Куб стал мокрым, в паху появилась пена. Однако он продолжал убегать от меня. Я начала уставать. Сначала меня сменила Катя, потом Даша. Куб не сдавался. Я уже начала нервничать, не загонит ли себя конь до смерти. Однако Катя хмуро заметила, что он не дурак, когда устанет, сдастся. Однако с видом «врагу не сдается наш гордый Варяг», Куб бежал и бежал. Впрочем, в какой-то момент он повернул ухо на нас. К тому времени я снова стояла с бичом в центре левады. Потом Куб опустил голову к земле и зажевал. Последовали инструкции: «Брось бич, отвернись от него, расслабься». Куб перешел в рысь, потом в шаг, потом остановился в углу. «Иди к нему, зигзагами, медленно, смотри в землю». Я медленно стала двигаться в сторону Куба, но не прямо на него. Но он снова отбежал, пришлось снова схватить бич и гнать его. Так продолжалось несколько раз. Наконец, Куб позволил мне подойти к нему. Он был мокрый насквозь, в пене. Я стала осторожно гладить его по крупу, потом по спине, шее, потом по морде. Но было видно, что конь напряжен, он покорился, но не более. «На сегодня достаточно, бери недоуздок и медленно иди с ним к нему, аккуратно надень на него», — решила Катя. Я в точности все сделала. Потом отшагала Куба и отвела его в конюшню. Там я намазала ему ноги релаксирующей мазью и накрыла попоной, чтобы сох.

Потом вернулась к Кате и Даше, чтобы обсудить, как и что. «Он либо совсем дурак, либо очень умный», — подытожила Катя. У нее был довольно большой опыт join-up, но подобное на ее памяти было впервые. Чтобы коня ПОЛТОРА ЧАСА гоняли галопом, но он при этом не покорился до конца – с подобным Катя еще не сталкивалась. Было решено, что в ближайшие дни мы ежедневно будем делать join-up.

С каждым днем мы делали маленькие шажки вперед. Катя руководила, на подхвате были Даша и Настя. По очереди мы гоняли Куба, но завершающий этап всегда проводила я. В один из дней, когда Куб позволил мне приблизиться к нему и погладить его, Катя сказала: «Сделай рукой нос, пусть он следует за тобой». Я погладила Куба между глаз («слепое» у лошади место), потом провела руку к его носу, сложила пальцы домиком и пошла от коня. Однако Куб остался на месте. «Гони его снова!» — потребовала Катя. Я уже готова была разрыдаться. Я наизусть выучила статью Монти Робертса, но Куб вел себя иначе. Он не хотел следовать за мной. Он не желал признавать во мне лидера. Он желал быть независимым. В глубине души я понимала его, понимала, что его поведение обоснованно – с двух лет он два сезона был в прокате, его брали в аренду, но выкупить не смогли. У коня были все основания и меня считать временным явлением. Но надо было двигаться дальше. Я чувствовала себя извергом, чувствовала, что оказываю на лошадь сильнейшее психологическое давление. Отступать было нельзя.

И вот, наступил пятый день join-up. Кати не было, работали только мы с Дашей. Снова выводим Куба в леваду, снова начинаем гонять. Сначала он не выказывал никаких признаков покорности: задранная вверх шея, взгляд, направленный от нас. Но вот подвижка: он опускает голову, отжевывает. Я бросаю бич, отворачиваюсь от него. Обессиленная, иду к Даше, стоящей за оградой. И тут Дашка говорит: «Смотри, он идет за тобой!!!» О, Небеса! Куб шел ко мне, опустив голову, глядя на меня кротким взглядом. Подошел ко мне, остановился в полуметре. Я медленно протянула руку к нему, он приблизился еще, я погладила его между глаз. Он не шелохнулся. Join-up состоялся!!! Пришла пора переходить к следующему этапу: follow-up. Рукой я сделала «нос» и медленно пошла от него. Он двинулся за мной. И дальше было чудо: он просто шел за мной. На нем не было ничего – ни недоуздка, ни кордео. Я стала петлять, он в точности повторял траекторию моего движения. Я подошла к ограде, сняла недоуздок и поднесла к Кубу. Он послушно сунул туда свою голову.

Эти пять дней изменили Куба до неузнаваемости. В глазах появилась мягкость, он стал очень ласковым. Изменилось и качество тренировок: теперь Куб стал выполнять все мои требования. А если и не выполнял, то не от нежелания, а от непонимания. Конечно, время от времени мне приходилось вновь «коннектить» свою лошадь. Но теперь это было намного быстрее: 15 минут, потом 10, потом 5. Сейчас я могу работать с Кубом на свободе. Правда, на неогороженном пространстве пока не решаюсь, но, думаю, мы сможем со временем сделать и это.

Потом на конюшне, в «Гармонии», я была свидетелем еще нескольких join-up с разными лошадьми, в том числе и с теми, которые считались «сложными». Везде хватало 20-30 минут, чтобы лошадь признала лидерство человека. Куб был единственной лошадью, которая покорилась только через пять дней.

© Путешествия с Марией Анашиной, anаshina.com

© "Путешествия с Марией Анашиной", 2009-2017. Копирование и перепечатка любых материалов и фотографий с сайта anashina.com в электронных публикациях и печатных изданиях запрещены



Комментарии к статье

avatar
wpDiscuz
© 2017 Путешествия с Марией Анашиной ·  Дизайн и техподдержка: Goodwinpress.ru