Мой дедушка — Всеслав Гаврилович Горецкий

Главная страница » Мои корни » Мой дедушка — Всеслав Гаврилович Горецкий

Сегодня отмечается День Учителя. Помню, в первую субботу октября я всегда шла в школу с цветами поздравлять свою учительницу, потом, в средней и старшей школе — учителей. Затем, учась в университете, эта традиция понемногу ушла. Нет, своих преподавателей мы поздравляли. Но цветов уже не дарили. Может, потому что в то время это казалось «формальностью», а может просто вузовская обстановка не способствовала этому. Потом, когда я уже начала работать, стали поздравлять и меня. Первые несколько лет я проработала в старших классах школы, где вела курс Обществознания. Помню, в этот день всегда возвращалась домой с огромными букетами цветов.

Горецкий Всеслав Гаврилович

Горецкий Всеслав Гаврилович

В День Учителя я поздравляла (и продолжаю поздравлять) всех своих родных с этим праздником. Так сложилось, что в нашей семье большинство ее членов связали свою жизнь с наукой и образованием. И здесь я хотела бы рассказать о своем дедушке. Наверное, в этом был какой-то смысл, чтобы я училась читать по Букварю, который был создан моим дедушкой. С большой вероятностью, если вы откроете его, то среди авторов увидите имя: Всеслав Гаврилович Горецкий. Всю свою жизнь он отдал букварям и азбукам. В его кабинете стояли издания разных лет. До самого конца жизни он работал, писал новые тексты.

А ведь в его жизни могло быть все иначе! Казалось, по праву рождения ему было уготовано счастливое детство и юность в кругу белорусской интеллигенции. Еще бы: родиться в семье одного из отцов-основателей Инбелкульта (Института белорусской культуры), впоследствии переросшего в Белорусскую Академию Наук. Но все изменилось в суровом 1930 году, когда его отец, мой прадед, Гавриил Иванович Горецкий, был осужден по делу экономиста Чаянова по печально известной 58-й статье и приговорен к расстрелу. В одночасье семья потеряла все. Дальше — полная неизвестность. Лишь благодаря личному заступничеству Сталина (а Иосиф Виссарионович иногда был способен на широкие жесты — «молодой, пусть еще поживет»), расстрел заменили Беломорканалом. И вся семья поехала за мужем, отцом в Карелию, в Медвежьегорск. Дедушка не очень охотно рассказывал о своей жизни там. Его мать, Лариса Иосифовна, была вынуждена браться за любую работу, чтобы прокормить свою семью. Дедушка фактически вырос на улице. Кроме того, у него были проблемы со здоровьем, несколько раз он едва не умер. А у прадеда было еще 2 ареста и приговора к расстрелу…

Горецкий и Кирюшин - авторы Букваря

Горецкий и Кирюшин — авторы Букваря

На войну дедушку не взяли по состоянию здоровья. Впоследствии он всегда сокрушался по этому поводу. И все военное время он проработал на ЗИЛе, в тылу. Потом была Победа, он закончил педагогический институт и стал учителем. Как сын врага народа он не имел права оставаться в Москве и потому первым местом его работы стала школа в деревне Белоусово, что в Калужской области — как раз за 101-м километром. А потом был переезд в Подмосковье, в поселок Гидропроекта близ Дедовска, где тогда работал мой прадед. Родилась моя мама, потом мой дядя. А дедушка начал работать над Букварем. В это время он изучал Азбуку Толстого, труды Ушинского, впоследствии он написал большую монографию по Азбуке Льва Николаевича Толстого. Так рождался Букварь. Другим его детищем был журнал «Начальная школа», главным редактором которого он был долгие годы.

Чаще всего он мне вспоминается сидящим за письменным столом. Неважно — было ли это на даче или в московской квартире. А еще вспоминаются его удивительно добрые голубые глаза, которые со временем стали серыми. Он был очень мягким человеком. Память хранит и другие воспоминания — где-то смешные, где-то ироничные, слишком личные для того, чтобы быть опубликованными. И лишь одно ранит: когда он состарился, то многие посторонние люди стали называть его «Дед». Профессора, члена-корреспондента РАО… А он даже не обижался и лишь улыбался в ответ.

Уже прошло 2 года, как он ушел из жизни. И в глубине души мне до сих пор не верится, что то, что совсем еще недавно было жизнью, стало памятью. И лишь памятник в виде книги на его могиле напоминает о том, что он завершил свой жизненный путь на этой Земле.

А последнюю свою Азбуку он так и не успел написать. Он мечтал, что это будет самая удивительная Азбука, вместившая весь его опыт, все его знания. Но осталась лишь большая стопка бумаг, в которых, увы, разобраться практически невозможно.

Слава, с Днем Учителя тебя! Ты был именно Учителем, Учителем с большой буквы для всех нас. Перефразируя известную фразу, все мы вышли из твоего Букваря.

Букварь

Букварь

© "Путешествия с Марией Анашиной", 2009-2017. Копирование и перепечатка любых материалов и фотографий с сайта anashina.com в электронных публикациях и печатных изданиях запрещены

Комментарии к статье

avatar
wpDiscuz
© 2017 Путешествия с Марией Анашиной ·  Дизайн и техподдержка: Goodwinpress.ru