В Медвежьегорске мне довелось бывать дважды, оба раза проездом. Первый раз — в 1989 году, второй — в 2017-м. Оба раза этот город производил на меня очень гнетущее впечатление. В 1930-е годы там жил мой прадед, Гаврила Иванович Горецкий (1900-1988).

В 1989 году я еще не особо вникала в подробности истории своей семьи. В тот год мы решили пройти по Повенецкому заливу Онежского озера на недавно приобретенном катамаране «Альбатрос».

Наш катамаран "Альбатрос"

Наш катамаран «Альбатрос»

Стартовали из Медвежьегорска. После невероятно красивых скалистых пейзажей Лижемской и Уницкой губ Повенецкий залив показался мне весьма неинтересным. От окрестностей Медвежки веяло какой-то жутью: берега были опутаны колючей проволокой, попадались гильзы и более крупные страшные находки. То были финские укрепления времен Великой Отечественной войны: эта часть Онежского озера находилась под финской оккупацией, рубеж обороны проходил по Беломорско-Балтийскому каналу и Повенецкому заливу.

♦ По теме: Онежское озеро и окрестности: достопримечательности и интересные места

В один из дней из-за внезапно начавшегося шторма мы были вынуждены спешно выбрасываться на сушу. Все дно на мелководье было устлано колючей проволокой. К счастью, резиновые баллоны «Альбатроса» оказались прочными и не порвались. Низкий болотистый берег был усеян гильзами, рядом находилась оплывшая огневая точка. Всю ночь мне снились кошмары и мерещились покойники. Помню, я постоянно выспрашивала у отца, всех ли убитых хоронили после боев.

Но не только следы войны можно было увидеть здесь. Неподалеку от Медвежьегорска отец набрел на остатки лагеря системы ГУЛАГа… Не знаю, сохранилось ли что-то там сейчас, а 1980-х их было много. О расстрельном полигоне в Сандармохе я тогда, естественно, ничего не знала…

Второй раз я увидела Медвежьегорск, когда мы ехали из Вытегры в Петрозаводск. Уже в Повенце мне стало не по себе: к тому времени я хорошо знала историю своей семьи, помнила рассказы деда и двоюродного деда об их трудной жизни в этих местах в годы сталинских репрессий.

Гаврила Иванович Горецкий (10 апреля 1900, деревня Малая Богатьковка Мстиславского уезда — 20 ноября 1988, Минск) — белорусский геолог, географ, экономист, демограф, археолог, общественный деятель; один из учредителей и академик (1928) Белорусской академии наук. Доктор геолого-минералогических наук (1946), заслуженный деятель науки Белорусской ССР. Младший брат классика белорусской литературы Максима Горецкого.

Википедия

Горецкий Гавриил Иванович

Горецкий Гаврила Иванович (1900-1988), фото 1971 года

Мой прадед был арестован в 1930-м году по делу так называемой «Трудовой крестьянской партии». Его осудили по статье 58-6 (шпионаж) и приговорили к расстрелу. Тогда репрессии еще не достигли своего максимума. Благодаря заступничеству руководства Белорусской ССР, расстрел заменили 10-ю годами лагерей. Его этапировали в Кемь, в то время — «столицу» СЛОНа (Соловецкие лагеря особого назначения). Там заключенных распределили по работам, однако проходивших по 58-й статье никуда не хотели брать. Грозил голод. Вскоре пришло распоряжение: «Всех, у кого имеется высшее образование, отправить в Медвежью Гору на Беломорско-Балтийский комбинат (ББК)».

Так мой прадед оказался в Медвежьегорске, в Беломорско-Балтийском лагере (Белбалтлаг), где из экономиста и специалиста по сельскому хозяйству переквалифицировался в геолога. В 1934 году, после успешной сдачи в эксплуатацию Беломорско-Балтийского канала, его освободили. В том же году его перевели в поселок Кола на строительство Туломской (Нижне-Туломской) ГЭС. Там большую семью поселили в двух денниках бывшей конюшни. В начале 1937 года прадеда перевели в Рыбинск, на геологоразведку под будущее Рыбинское водохранилище. Казалось, жизнь начала налаживаться…

Началась новая война репрессий. Из Москвы пришел рапорт об увольнении всех осужденных по статье 58-6. Гаврила Иванович вернулся в Медвежью Гору и поступил на работу в систему «Гидропроект». Здесь его настигли страшные вести. Арестовали его старшего брата, известного белорусского писателя Максима Ивановича Горецкого (1893-1938). 10 февраля 1938 года его расстреляли в Вязьме. Почти одновременно в Запорожье арестовали брата моей прабабушки, Сергея Иосифовича Парфеновича: в авиационный завод, где он тогда работал, спустили «план» по выявлению «врагов народа». Родственник репрессированных был идеальным кандидатом… Его тоже расстреляли.

Гавриил и Максим Горецкие

Гаврила и Максим Горецкие

В октябре 1937 года арестовали и Гаврилу Ивановича, однако через три месяца отпустили, не предъявив обвинений: его ценили как геолога, но держали на крючке, как и многих других специалистов. В то время шли массовые расстрелы в Сандармохе. В мае 1938 года прадеда арестовали вновь, обвинив в вербовке и работе на польскую и немецкую разведки. Его приговорили к расстрелу, но как особо опасного преступника не расстреляли на месте, а этапировали в Москву. Тех, кто проходил по тому же делу, расстреляли в Медвежьегорске.

В это время начались кровавые перестановки в верхах: в сентябре 1938 года был арестован нарком внутренних дел Белорусской ССР, начальник Особого отдела Белорусского военного округа и член Белорусской республиканской Особой тройки НКВД Б.Д.Берман. На допросах он дал показания против наркома внутренних дел СССР Н.И.Ежова, которого арестовали в апреле 1939 года. 25 ноября 1938 года наркомом внутренних дел СССР был назначен  Л.П.Берия.

Благодаря этой чехарде, мой прадед чудом остался жив и спустя год после ареста вернулся в Медвежьегорск. В то время моя прабабушка, ничего не знавшая о его судьбе, оббивала пороги высоких инстанций в Москве. Вскоре воссоединившаяся семья переехала в Соликамск, на строительство Соликамского гидроузла…

В 1954 году постановлением Президиума Верховного совета СССР с Гаврилы Горецкого была снята судимость. 22 апреля 1958 года он был реабилитирован военным трибуналом БВО, его дело за отсутствием состава преступления прекращено. В звании академика Академии наук БССР (АН БССР) он был восстановлен 28 сентября 1965 года.

Надо ли говорить, что все эти воспоминания нахлынули на меня, когда мы проезжали через Медвежьегорск? Вокруг расстилалась великолепная природа: поросшие ельником сельги, гладь Онежского озера. И на контрасте с этой красотой виднелись следы страшного прошлого.

Медвежьегорск

Республиканская больница № 2 УФСИН России по Республике Карелия в Медвежьегорске

Одна из главных доминант Медвежьегорска — огромное мрачное здание, где ныне размещается Управление ФБУ «Беломорканал». Оно было построено в 1934 году и чудом уцелело в годы Великой Отечественной войны. В 1930-е годы в нем размещались Управление Беломорканала НКВД СССР и гостиница Управления Беломорканала, в которой, по легенде, останавливался Сталин. На самом деле, Сталин посетил Беломорканал чуть раньше и высказал претензию, что канал слишком мелкий и узкий. За этими стенами решались судьбы людей и выносились страшные приговоры.

Медвежьегорск, Управление ФБУ «Беломорканал»

Управление ФБУ «Беломорканал»

В настоящее время в бывших гостиничных номерах располагается Медвежьегорский районный музей, экспозиция которого рассказывает об истории Онежского края, строительстве Беломорско-Балтийского канала, Великой Отечественной войне.

В заключение — небольшое интервью моего двоюродного деда, белорусского геолога, академика Национальной Академии Наук Беларуси Радима Гавриловича Гарецкого, в котором он рассказывает о том, что пришлось пережить моему прадеду в 1930-х годах.

Свою статью я хочу завершить словами, высеченными на камне в Сандармохе: «Люди, не убивайте друг друга».

© "Путешествия с Марией Анашиной", 2009-2019. Копирование и перепечатка любых материалов и фотографий с сайта anashina.com в электронных публикациях и печатных изданиях запрещены.

Мы в социальных сетях: ВКонтакте, Facebook, Telegram, Twitter, Instagram, Flickr, RSS, Яндекс.Дзен, Живой журнал, Tripadvisor

Онлайн-сервисы, которые помогают мне путешествовать: Посмотреть все