В своих статьях я часто касаюсь темы неудовлетворительного состояния памятников старины. И обязательно кто-нибудь напишет в комментарии, что, дескать, возмущаться все горазды, лучше дайте денег и помогите.

♦ По теме: Легко ли путешествовать по России?

Дом Ванчакова в Вышнем Волочке

Дом Ванчакова в Вышнем Волочке, 2-ая пол. XIX в. Для восстановления этого здания, конечно, нужна помощь государства или мецената

По возможности стараюсь помогать. Как и многие другие. Когда получается, вкладываюсь трудом, когда не получается — деньгами. Но до тех пор, пока сами люди не перестанут разрушать то, что вокруг них, это почти бесполезно. Ведь прежде чем здание оказалось в таком состоянии, кто-то его разрушил, правда? Разве условные Обама, Трамп или Меркель разбирали храмы на кирпичи? Или, может, местный губернатор лично разрисовывал по ночам старинные стены?

Входоиерусалимская церковь в Солигаличе

Входоиерусалимская церковь в Солигаличе. К счастью, вскоре после моей поездки местные жители убрали в храме и закрыли его. Надеюсь, никто не вскроет замок

В 80-е годы мне довелось однажды побывать в деревне Черкасы на Ладмозере. Это Заонежье, Карелия. Особенно запомнился там один дом: по-северному большой, старинный. Одна половина дома была разрушена, во второй, покосившейся, жили люди. На стене дома висела ржавая табличка: «Памятник архитектуры. Охраняется государством». Что мешало жителям того дома (напомню, это было советское время, тот период, который большинство сейчас вспоминает с ностальгией) разобрать завалы и хотя бы прополоть сорняки рядом?

♦ По теме: Наши путешествия по Онежскому озеру: секреты и хитрости советских туристов

Карелия, Заонежье, старый дом

Фотографии того дома из Черкас у меня нет, поэтому прилагаю фото другого дома, где-то недалеко от Толвуи. Тоже жилой и в неважном состоянии. 1988 год, сканированный слайд

Другой пример. В детстве я жила в Москве недалеко от Царицынского парка. Часто ходила туда гулять. Прекрасные памятники архитектуры — мосты, беседки, дворцы, — рушились на глазах. Не время их разрушало, а люди: разрисовывали стены, разводили в деревянных строениях огонь, ради «прикола» сбивали перила мостов, в Большом дворце устроили свалку и общественный туалет.

Павильон Миловида, Царицыно

В моем фотоархиве сгоревшего павильона «Миловида» в Царицыно не нашлось, поэтому прилагаю фото из интернета. Это уже реставрация, но хорошо видны закопченные пожаром детали

Очевидно, что для реставрации больших памятников старины требуется помощь государства и меценатов. Но что мешает привести в порядок то, что можно сделать самому? Например, просто поправить забор своего дома, прополоть сад? Что мешает сходить в туалет у себя дома, а не в подъезде? И не разрисовывать граффити стену старинного дома? Что мешает просто не мусорить? И не сжигать из идейных соображений выдающиеся памятники деревянного зодчества, как это произошло с Успенской церковью в Кондопоге?

По теме: Невосполнимая утрата: Успенская церковь в Кондопоге

Пожар 10 августа 2018 года, в результате которого полностью сгорела Успенская церковь

Пожар 10 августа 2018 года, в результате которого полностью сгорела Успенская церковь. Фото из интернета

Почему люди ждут, что придут волонтеры, все отреставрируют, и тогда-то никто не будет мусорить, все будет красиво, как на картинке? А что мешает не мусорить до этого, вот прямо сейчас? Когда чиновник дает добро на разрушение старинного здания, памятника архитектуры — это не причина, а следствие. Следствие наплевательского отношения к окружающей действительности.

♦ По теме: Особенности русского национального характера

Старинный дом в Вышнем Волочке

Старинный дом в Вышнем Волочке. Из открытых дверей и окон были слышны пьяные крики и трехэтажный мат

Такое отношение к старине, к окружающему пространству было у нас всегда, еще до советской власти и перестройки. Так, русский историк В.О.Ключевский в «Курсе русской истории» (лекция IV, выходил с 1904 по 1922 год), писал:

Крестьянские поселки по Волге и во многих других местах Европейской России доселе своей примитивностью, отсутствием простейших житейских удобств производят, особенно на путешественника с Запада, впечатление временных, случайных стоянок кочевников, не нынче-завтра собирающихся бросить свои едва насиженные места, чтобы передвинуться на новые. В этом сказались продолжительная переселенческая бродячесть прежних времен и хронические пожары — обстоятельства, которые из поколения в поколение воспитывали пренебрежительное равнодушие к домашнему благоустройству, к удобствам в житейской обстановке.

Я могу понять, когда в плохом состоянии находится дом одинокой старушки или немощного старика. Но чаще в подобных домах-развалюхах живут далеко не старики, а люди, единственной болезнью которых является, похоже, беспробудное пьянство. И вместо того, чтобы самим привести в порядок свой дом, хотя бы просто убрать территорию вокруг него и вымыть подъезд, они просят помощь у государства и обижаются, когда её не получают.

Статья обновлена

© Сайт "История и путешествия", 2009-2020. Копирование и перепечатка любых материалов и фотографий с сайта anashina.com в электронных публикациях и печатных изданиях запрещены.

Мы в социальных сетях: ВКонтакте, Facebook, Telegram, Twitter, Instagram, Flickr, RSS, Яндекс.Дзен, Живой журнал, Tripadvisor

Онлайн-сервисы, которые помогают мне путешествовать: Посмотреть все